Новини / Думки     11 квітня 2016 00:00

Питер Сингер, профессор Принстонского университета, о механизмах защиты собственников земли в развивающихся странах


Профессор биоэтики Принстонского университета, заслуженный профессор Мельбурнского университета, Питер Сингер отвечает на вопрос насколько безопасно собственники земли из развивающихся стран могут чувствовать себя при покупке их сельхозугодий иностранными инвесторами? Похоже, действенные международные механизмы защиты только предстоит разработать

Как много земли сельхозназначения представители развитых стран покупают на развивающихся рынках? С 2000‑го инвесторы богатых государств приобрели там свыше 83 млн га сельскохозяйственных угодий, подсчитали эксперты европейского исследовательского консорциума Land Matrix Partnership. Это около 1,7% всех земель планеты, пригодных для сельско­хозяйственной обработки.

Большинство приобретенных участков расположены в странах, где слабы формальные институты прав собственности на землю, например, в Африке. Только на этом континенте к иностранным инвесторам перешли сельхозугодья, сравнимые по площади с Кенией. Инвесторы утверждают, что покупают лишь неиспользуемые или заброшенные участки. Авторы отчета Land Matrix Partnership опровергают эти заявления. Около 45% приобретенной земли — возделываемые сельхоз­угодья.

Еще более трети — лесистая местность, использование которой под пахотные земли чревато экологическими рисками. Покупают землю и частные, и государственные инвесторы. По региональному признаку они подразделяются на три группы. Первая — быстроразвивающиеся экономики: Китай, Индия, Бразилия, ЮАР, Малайзия и Южная Корея. Вторая — богатые нефтяные страны Персидского залива. Третья — развитые страны, в том числе США и несколько государств Западной Европы.

Инвесторы используют большинство участков для производства сельхозпродукции на экспорт, а не для развития тех рынков, на которых они приобрели землю. Покупательная способность населения в странах — продавцах земли невелика. Поэтому новые собственники стараются повышать прибыль путем продажи урожая более состоятельным клиентам. Свыше 40% сельхозпродукции поставляется в страны — источники инвестиций.

Одна из главных целей покупки сельско­хозяйственных угодий — повысить продовольственную безопасность страны‑инвестора. Международное объединение общественных организаций Oxfam International оценивает ряд сделок по покупке земли как «захватнические». С 2008‑го местные общины, пострадавшие от инвестиционных проектов, поддерживаемых Всемирным банком, подали около 20 жалоб о нарушении прав собственности на землю, отмечают исследователи Oxfam. Они приводят примеры прямого нарушения таких прав в рамках крупномасштабных сделок по покупке земельных участков в бедных странах.

Организация призвала Всемирный банк приостановить инвестиции в такие проекты. Следует разработать стандарты подготовки инвестсделок. Нужно создать систему уведомления местных общин о планируемом земельном проекте: покупка земли не должна стать для них не­ожиданностью. Гарантировать местным сообществам право заблокировать продажу сельхозучастка.

Сделки по покупке земли не должны подрывать продовольственную безопасность страны‑продавца. Руководство Всемирного банка признало, что случаи нарушения прав местных общин в ходе покупки сельхозугодий бывают. Чаще всего они встречаются в развивающихся странах со слабой исполнительной властью. То есть необходимы более прозрачные правила заключения земельных сделок. Но также необходимо наращивать производство продовольствия, ведь к 2050-му население планеты увеличится на 2 млрд человек. Поэтому инвестиции в производство сельхозпродукции в развивающихся странах будут расти. Речи о моратории на работу с покупателями идти не может, утверждает банк, обещая при этом более тщательно отбирать инвестиционные проекты.

Возможно, Всемирный банк действительно печется о правах местных землевладельцев куда сильнее, чем другие крупные инвесторы. Но это означает, что более 20 жалоб, поданных в эту организацию, — лишь верхушка айсберга. Огромная часть нарушений прав собственности на землю, допущенная иностранными компаниями при покупке сельхозугодий в развивающихся странах, просто неизвестна общественности. У жертв этих нарушений нет доступа к действенным механизмам обжалования решений о продаже земли на международном уровне.

Сподобався цей матеріал?
Підтримайте його автора!

Читайте також