Новини / Тваринництво     25 квітня 2016 01:34

Знаменитые лошади и их владельцы


Лет пять–семь назад украинские бизнесмены поддались моде на теннис — не проводить на кортах утро выходного дня с бизнес‑партером или потенциальным клиентом компании стало считаться признаком дурного тона. Вслед за теннисом отечественные бизнесмены и топ‑менеджеры приучились к гольфу. Теперь многие из них следуют новой моде — конному спорту.  

«На четвертой обложке вашего журнала должна быть реклама не автомобиля и не ювелирного бренда, если вы действительно позиционируете себя как журнал для собственников холдингов», — обронил как‑то в беседе известный политик от аграрного бизнеса. «А что же? Сельхозтехника?» — спросила я.

«Конь! Дорогой, красивый, известный конь! Сейчас именно это актуально и интересует тех людей, о которых и для которых вы пишите»

— аргументировал собеседник.
Мы решили прислушаться к нему и в нашей постоянной рубрике АгроLife опубликовать материал о конном спорте, вернее — о лучших и самых известных его участниках.

Итак, о лошадях. Обычная лошадь при хорошем уходе вполне способна дожить до 35, а то и до 40 лет. Спортсмены редко пересекают 20‑летний рубеж. Зато их имена остаются в истории. В этом материале мы расскажем о четырех лошадях.

Гильда — полтавская патриотка
Лишь небольшой процент лошадей рождается с задатками лидера, способного взять на себя ответственность за управление табуном. Гильда была именно такой. Даже ослепленная она шла во главе табуна, возвращавшегося домой с войны.

gilda-ddvvaa0001

Гильда пережила Вторую мировую войну, она по своему боролась с фашистами

Родилась Гильда на Дубровском конезаводе (Миргородский район, Полтавская область). И умерла там же в возрасте около 26 лет. В целом историю ее жизни можно назвать счастливой. Или нет… Судите сами. Отцом Гильды был знаменитый жеребец‑дербист Гильдеец. В 1923 году на ипподроме в Чикаго он установил новый рекорд, пробежав 1600 м за 2 минуты 11 секунд. Наезднику Михаилу Стасенко, разделившему с конем минуты славы, предложили тогда остаться в США — стране, где конный спорт очень развит. Но он отказался, как отказывался всегда (а предложения поступали и от англичан, и от французов), возвращаясь в родную Дубровку к «своим» лошадям. Рекорд Гильдейца был побит лишь спустя 10 лет, и удалось это его дочери Гильде вместе с тем же Стасенко. Михаилу Дмитриевичу тогда было еще 63 года, а его воспитаннице Гильде — уже 13. Дистанцию в 1600 м на Всесоюзных соревнованиях за традиционный приз «Дерби» они преодолели за 2 минуты 5 секунд.
А потом началась война, Стасенко ушел на фронт, а 700 голов «его» лошадей должны были эвакуировать из Дубровки в более спокойные регионы. Большинство коней погибли. Гильда попала в число вывезенных в Германию.

Волею судьбы Гитлер узнал рекордистку и приказал готовить ее к бегам в честь годовщины нападения на Советский Союз. 22 июня1943 года Гильда вышла на беговую дорожку и с первых секунд ушла в отрыв. Когда ее победа была уже практически очевидна, кобыла резко остановилась, отбила задом, уничтожая качалку и наездника, перемахнула через ограду ипподрома и скрылась.
Фюрер мог бы приказать убить лошадь, но он был не чужд символизму, требовавшему поставить на колени гордое животное. Велел изловить кобылу и получить от нее потомство, а чтобы больше не сбегала, ее надлежало ослепить.

Гильда сбегала от немцев не единожды. Она домчалась до родной Дубровки и встала в знакомый денник, где ее и поймали, чтобы вновь вывезти в Германию. В плену она успела родить жеребенка и, согласно легенде, убить еще восьмерых конюхов. Достоверно неизвестно, сколько немцев на счету у «полтавской патриотки», но не менее четырех — точно. При этом работники Дубровского завода, которые знали Гильду, утверждали, что кобыла была ничуть не агрессивная, ласковая и послушная. Увидев ее в табуне, пасшемся в одном из берлинских скверов, танкист Григорий Сафронюк, до войны работавший в Дубровке конюхом, организовал возвращение пленных лошадок на родину. Гильда вела табун «своих» от станции Ромодан до родного конезавода. Встречать коней вышло все село.

Был среди встречающих и вернувшийся с фронта 75‑летний Михаил Стасенко. Он позвал Гильду и она, аккуратно ступая, пошла к нему навстречу. Домой кобыла вернулась действительно практически слепой. Насколько к этому причастны немцы, неизвестно; один глаз лошади был поврежден на пастбище еще до войны. В соревнованиях она больше не участвовала, зато произвела на свет нескольких малышей.

Стасенко регулярно приходил проведать любимицу. Человек, установивший один мировой (вместе с Гильдой), два европейских и 30 всесоюзных рекордов, ушел из спорта почти в 70 лет, захватив на прощанье очередной приз «Дерби». А с Дубровского конезавода Михаил Дмитриевич не уходил вовсе. Даже после его смерти — Стасенко умер в возрасте 88 лет — в доме легендарного наездника и тренера сделали столовую Дубровского конезавода, где постоянно толкутся конники и разговаривают преимущественно о лошадях.

Эклипс — конь, не знавший поражений

STG018_L

В наши дни 80-90% всех скаковых лошадей – потомки Эклипса

Если бы эта лошадь не встретилась со своим «истинным» наездником, не было бы побед, не было бы легенды — ничего бы не было. У жеребца, родившегося 1 апреля 1764 года, был настолько непрезентабельный экстерьер, настолько сомнительные родственники и такой скверный характер, что шансов стать великой лошадью Англии у него практически не оставалось. Дикий темперамент в сочетании с физиологическими особенностями — высоким задом, длинными плечами и привычкой на бегу тянуться к земле — делали его малопригодным для скачек; усидеть на Эклипсе не могли даже самые опытные наездники. Единственным человеком, приспособившимся к «уникальному устройству» жеребца, стал Джон Окли.

«Эклипс — первый, остальные — нигде»

(либо «остальных не видно») — эту фразу часто цитируют, вспоминая о первой скачке этого коня на ипподроме Эпсом 3 мая 1769 года. Он не просто был победителем, он вырвался вперед на 219 м. В дальнейшем отрыв от основной группы стал традиционным для резвого жеребца. За три года спортивной карьеры Эклипс вместе с Джоном Окли победили в 27 скачках, в 18 из них — с отрывом от основной группы в 2–3 км. Он стал обладателем 11 «Королевских чаш» — высших наград лучшим британским скакунам. И был снят с бегов… из‑за отсутствия конкуренции. Это едва ли не единичный случай за всю мировую историю конного спорта.

До 26 февраля 1789 года (в этот день в возрасте 24 лет конь пал от колик) Эклипс успешно работал производителем, став родоначальником прославленной английской чистокровной породы верховых лошадей. В наши дни 80–90% всех скаковых лошадей являются его потомками. Из 400 полученных от него жеребят 344 стали чемпионами.
В честь 200‑летия годовщины смерти великого коня у входа в Ньюмаркетский ипподром установили бронзовую статую. А концерн Mitsubishi в 1989 году начал выпускать спортивное купе Eclipse с посадочной формулой «2х2» и мощным мотором 4G63 Turbo.

Абсент — сын Араба и Баккары

Буланая кобылица Баккара оставила свой след в истории, произведя на свет одного из первых потомков Араба — любимой лошади маршала Жукова и Буденного. В армии у Араба была кличка Казбек.

abcent-big

В 1958 году Абсент стал рекордсменом породы

Этот серый статный красавец участвовал в пробеге Ашхабад — Москва, неоднократно принимал участие в парадах. А в свободное от службы время успешно выступал на спортивной арене. Специальностью Араба был конкур (взятие препятствий), так что неудивительно, что его сын Абсент после двух лет «подросткового возраста» был определен именно в конкуристы.
В 1958 году Абсент стал рекордистом породы и попал к спортсмену Сергею Филатову, также специализирующемуся на конкуре.

Им предстояло выполнить сложное задание — подготовить выступление к римской Олимпиаде, причем в спортивной дисциплине «выездка», а не в конкуре. За год Филатов превратил Абсента в восхитительного верхового коня, безупречно выполняющего все необходимые элементы высшей школы.

Вороной ахалтекинец стал чемпионом Спартакиады народов СССР в личном зачете и занял второе место в швейцарском Санкт‑Галлене на предолимпийских состязаниях.
Олимпийские соревнования по выездке в Риме проходили на манеже Пьяца‑ди‑Сиена в 1960 году. В них участвовали 17 лошадей со всего мира, но победу единогласно присудили Абсенту. Единогласно!
Это было чудом. Впоследствии Абсент завоевал еще две олимпийских медали: второе место в Токио (1964 год) и четвертое — в Мехико (1968). После римской победы это было уже не так важно. Конь превратился в национального героя.

Секретариат — жеребец с большим сердцем

«Тройная корона»: Кентуккийское дерби, скачки «Прикнесс» в Балтиморе и «Белмонт‑Стейкс» в Нью‑Йорке. Все это — в сжатые сроки (перерывы между соревнованиями всего две–три недели). Все это — только для лучших лошадей.

secretariat1

За свою спортивную карьеру Секретариат выиграл в 16 из 21 скачки

За всю историю скачек, с 1919 года, Секретариат стал девятым «трижды венчанным», то есть победившим во всех трех скачках конем. На счету этой лошади два новых рекорда в скачках «Тройной короны»: Кентуккийское дерби он пролетел за 1 минуту 59 секунд, а «Белмонт‑Стейкс» — за 2 минуты 24 секунды.

Владелицей легенды его хозяйка Пенни Ченери стала отчасти случайно. Было решено, что жеребец‑производитель Болд Рулер покроет одну и ту же кобылу два года подряд. На малышей претендовали двое владельцев. Для того чтобы выяснить, какой из конюшен достанется первый жеребенок, а какой — второй, подбросили монетку. Так миссис Ченери выиграла второго по счету жеребенка, которым оказался Секретариат.

1920_1200_20101002123118546838

Лошадьми всю жизнь занимались родители Пенни, а сама она вернулась в конный бизнес лишь в конце 1960‑х, после смерти матери и обнаружившейся неизлечимой болезни отца. Конюшня погрязала в долгах. Рождение Секретариата стало чудом не только для всей Америки, но и благословением для отдельно взятой семьи.
Хотя поначалу Пенни часто ругалась с братом, предлагавшим продать жеребца, пока он не начал проигрывать (дети Болд Руллера редко отличались выносливостью и после трех лет обычно сдавали позиции на беговой дорожке). Но Пенни свято верила в Секретариата.

За свою скаковую карьеру он выиграл в 16 из 21 скачек, заработал более $1 млн и установил несколько новых рекордов. Как выяснилось позже, причина была в его поистине огромном как для коня сердце. Орган не взвешивали, но, согласно замерам, он в два раза превышал размеры сердца обычной лошади.

Увы, спортивная карьера стоила Секретариату здоровья. У него развился ламинит в тяжелой форме (заболевание копыт, причиняющее лошади неимоверную боль).
В возрасте 19 лет, 4 октября 1989 года коня усыпили. Похоронен Секретариат в Кентукки, на ферме Клейборн около Парижа. l

Читайте також