Новини    07 червня 2017 16:05

Моветон «Агротона»


Начало весны 2012 года для луганской агрокомпании «Агротон» было особенно теплым. Предприятие опубликовало свои финансовые результаты за предыдущий год, и они действительно радовали. Выручка, выросшая на четверть, до $122 млн, и продажи, увеличившиеся на 74,2%, до $99,7 млн, стали самыми высокими в истории компании финансовыми результатами. Единственное, что мешало весеннему настроению аграриев, так это комментарий к отчету «Агротона» от компании Baker Tilly, которая выступила аудитором луганчан. Аудиторы сообщили, что они не нашли достаточного документального подтверждения $66,2 млн продаж «Агротона». Маленькая ремарка аудиторов, намекающая на манипуляцию с цифрами, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Агентство Standard & Poor’s снизило рейтинг «Агротона» и поместило в контрольный список CreditWatch с негативным прогнозом из‑за проблем с ликвидностью. Акции компании обвалились более чем на 80%, а капитализация за год просела почти наполовину.

Однако даже такие финансовые проблемы могли бы быть менее разрушительными, если бы не отсутствие коммуникации руководства агрокомпании с теми, кто купил ее акции. Несмотря на статус публичной компании, входящей в листинг Варшавской фондовой биржи, топ‑менеджеры не посвящали своих акционеров в причины повторяющихся технических дефолтов. В таком режиме тишины паника у владельцев ценных бумаг украинской компании возрастала по экспоненте. «От «Агротона» очень сложно было получить информацию или какие‑то данные кроме тех, что публиковались на сайте Варшавской фондовой биржи», — отмечает Оксана Параскева, советник Investor Relations Agency, оценивающая качество коммуникаций компаний с инвестиционным сообществом и системы корпоративного управления.

Урожайные годы

До того как заняться растениеводством, Юрий Журавлев, основатель и основной акционер «Агротона», активно торговал медом. Заработанного хватило на расширение бизнеса. В 1992 году он арендовал и засеял свое первое поле. Основную ставку «Агротон» делал на выращивание самых популярных на рынке культур — пшеницы, подсолнечника и кукурузы. Урожаи росли, заработанное бизнесмен вкладывал в расширение земельного банка компании. К 2011‑му суммарная площадь всех земель «Агротона» достигла 170 000 га, а сам холдинг занял девятое место среди крупнейших агрокомпаний по земельным ресурсам.

С началом 2000‑х «Агротон» еще больше диверсифицировался, приобретя перерабатывающие активы: макаронную фабрику, хлебный и сырный заводы, мукомольное предприятие. Также Журавлев начал заниматься животноводством — завел поголовье свиней, кур и открыл молочные фермы. К концу 2013 года поголовье крупного рогатого скота составило более 3200 животных, дававших свыше 11 млн т молока в год, поголовье курей — около 465 000 птиц.

Апогеем развития компании стало ее IPO. В октябре 2010 года «Агротон» разместил 5,67 млн акций (26,2% от уставного капитала) на Варшавской фондовой бирже и получил за них 153 млн злотых (около $56 млн). Капитализация компании на момент IPO составила $270 млн, а к февралю 2011‑го возросла до $300 млн. В июле того же года «Агротон» выпустил трехлетние еврооблигации на $50 млн с очень высокой доходностью в 12,5% годовых. «На то время это было почти на 7 п. п. выше уровня доходности украинских суверенных евробондов», — говорит Дмитрий Чурин, глава аналитического департамента инвесткомпании Eavex Capital.

В итоге «Агротон» стал крупнейшим в Украине производителем семян подсолнечника и одним из ведущих производителей пшеницы и молока, а сам Журавлев — завсегдатаем различных рейтингов самых богатых бизнесменов и успешных аграриев. В 2011‑м он занял 55‑е место в «Золотой сотне» по версии журнала «Корреспондент» с состоянием $194 млн и 72‑е место в рейтинге 200 самых богатых украинцев от журнала «Фокус», оценившего его активы в $221 млн.

Молчание — не золото

Если первыми о проблемах в компании «Агротон» сказали аудиторы Baker Tilly в 2012‑м, то весной следующего года о нехватке ликвидности у украинского агрохолдинга узнали все, кто следил за биржевыми сводками из Варшавы. За два дня апрельских торгов в 2013 году акции «Агротона» рухнули на 86,2%, а капитализация упала до $48,8 млн. Остатки средств компании уменьшились в три раза — с $20,4 до $6,5 млн. Ситуацию усугубил банковский кризис на Кипре: $4,5 млн из $6,5 млн, которые «Агротон» хранил в Bank of Cyprus, были заморожены.

К июлю 2013‑го «Агротон» так и не смог выудить свои деньги из кипр­ского банка и допустил технический дефолт по еврооблигациям, не выплатив кредиторам $3 млн. В августе компания первый раз попросила о реструктуризации долгов на полгода.

В результате четырех подобных реструктуризаций кредиторы вынуждены были согласиться на погашение долгов к июню 2019 года, а доходность евробондов была снижена с 12,5 до 6%. «Инвесторы, купившие ценные бумаги «Агротона», оказались в убытке довольно быстро, а дальнейшая реструктуризация только убила надежды на то, что компания рассчитается по бондам в момент их погашения», — рассказывает Чурин. Слова эксперта подтверждают последние события на бирже: 14 января 2017 года «Агротон» снова не заплатил проценты по бондам, в который раз продемонстрировав технический дефолт.

Вместе с тем, не выплачивая деньги инвесторам, «Агротон» исправно кредитовал на миллионы долларов связанный бизнес. «Компания предоставляла значительные займы своему собственнику, несмотря на вроде бы плохое финансовое положение, — поясняет Александр Паращий, руководитель аналитического департамента инвесткомпании Concorde Capital. — Размер займа возрос с $10,9 млн в конце 2013‑го до $26,9 млн на конец 2014‑го. Это свидетельство неадекватной практики корпоративного управления».

Показательно, что кредиты собственника увеличились в 2014 году, когда компания столкнулась с проблемами ведения бизнеса из‑за военных действий на востоке Украины. В сообщении на сайте Варшавской фондовой биржи «Агротон» отмечал, что вынужден был оставить свой птицеводческий бизнес на неподконтрольной территории, а также потерял 20 000 га арендованной земли и расходует дополнительно на логистику $30–50 на тонне урожая. Убытки от войны в отчете за 2014‑й холдинг оценил в $46,3 млн, а по результатам года заявил чистый убыток $80,5 млн.

Одной из причин столь стремительного обвала капитализации компании на внешних рынках, а затем и падения рентабельности на внутреннем эксперты называют политику менеджмента. Несмотря на несколько дефолтов по выплатам дивидендов, акционеры компании довольствовались лишь скупыми новостями на сайте Варшавской биржи. По словам Параскевы, такая позиция несет большие имиджевые потери, которые в конечном итоге сказываются на финансовых показателях компании.

Хорошие новости

В 2016‑м «Агротон» получил второй шанс. В своем финотчете за первое полугодие в компании заявили о продажах продукции на $17 млн и о получении первой за четыре года чистой прибыли — $5,2 млн. Также в «Агротоне» сообщили, что теперь компания концентрируется как на растениеводстве, так и животноводстве. По результатам шести месяцев 2016 года, основными культурами, которые выращивал холдинг, были пшеница, подсолнечник и кукуруза — ими было засеяно 36 000, 37 000 и 4000 га соответственно. Поголовье крупного рогатого скота в компании за время ее финансовых кризисов и войны не сократилось — сейчас у нее 3090 коров, а надои молока за первое полугодие 2016-го достигли 6 млн т.

Позитивно повлияла на настроение инвесторов и политика «Агротона» по выкупу и аннуляции еврооблигаций. На апрель 2014 года их было выкуплено на $22,1 млн, а на ноябрь 2016‑го — еще на $10 млн. «Мы оцениваем как успешную стратегию «Агротона» по выкупу своих еврооблигаций, — говорит Чурин. — Прежде всего, компания добилась снижения долговой нагрузки». Также Журавлев выкупил и часть акций холдинга, сконцентрировав в своих руках 68,52% акций.

Еще одним событием стал выпуск в декабре 2016 года короткой презентации для инвесторов «Агротона». В проспекте отмечалось, что компания арендует 122 000 га земли и имеет четыре элеватора объемом 235 000 т. Она является четвертой в Украине и шестой в Европе по размеру земельного банка публичной компанией. 92% ее дохода формируется за счет выращивания культур, а 8% дает животноводство. При этом у холдинга масштабные планы на будущее: к середине 2019‑го «Агротон» планирует увеличить земельные активы до 200 000 га, а мощности по хранению продукции — до 367 000 т.

Хорошие новости резко поменяли настроение инвесторов, привыкших к лаконичности менеджеров «Агротона». Даже минимальной открытости компании хватило для того, чтобы отвлечь инвесторов от военных действий в Луганской области, где сосредоточены основные активы предприятия. За год стоимость акций «Агротона» на Варшавской фондовой бирже возросла в четыре раза, а с начала 2017-го — еще на 60%.

Инвестиционные аналитики высказывают сдержанный оптимизм по поводу последних заявлений компании. Предполагается, что ее капитализация в этом году может удвоиться. «По нашим оценкам, акции «Агротона» еще имеют потенциал роста и могут подняться с текущего уровня в 6,3 злотого до 12 злотых за акцию на горизонте следующих 12 месяцев», — говорит Чурин. Эксперт прогнозирует чистую прибыль компании за 2016‑й на уровне не менее $8 млн. Прежде всего холдингу нужно отказаться от практики кредитования связанных бизнесов. «Такое неприкрытое финансирование акционера за счет агрохолдинга редко встретишь даже в украинских компаниях», — отмечает Паращий.

Человеческий фактор

Однако даже успехи «Агротона» в коммуникации с рынком мало сказались на общей стратегии позиционирования на рынке луганской компании. Пока, уверены эксперты, поведение холдинга на рынке несет в себе риски для укрепления его позиций. Параскева советует менеджменту «Агротона», чтобы не повторить ситуацию 2013 года, наладить хорошую коммуникацию с инвесторами, предоставлять им полную и оперативную информацию, а также уйти от декларативности и формализма при подаче информационных материалов. «Репутация компании с точки зрения качества коммуникаций с инвесторами остается в негативной зоне, — подчеркивает Параскева. — Значительных изменений, на наш взгляд, не произошло».

Эксперт отмечает, что представленная после долгого перерыва презентация компании является скорее декларативной и не дает инвесторам понимания того, как компания управляет рисками и насколько сейчас устойчиво ее положение, учитывая регион деятельности. Параскева советует «Агротону» пересмотреть принципы корпоративного управления, которые не отвечают заявленным высоким стандартам. К примеру, в презентации указано, что в совет директоров входят пять человек, двое из которых названы независимыми директорами. Но на сайте раздел «Совет директоров» пока недоступен, также давно не обновляются и другие разделы. Кроме того, наличие аудиторского комитета скорее формально и вызывает сомнение в достоверности финансовой отчетности. «Создается впечатление, что описанная система корпоративного управления является скорее результатом формального выполнения требований фондовой биржи, а не реальным инструментом формирования стратегии и контроля за деятельностью холдинга», — подытоживает Параскева.

В итоге холдинг, который уже семь лет является публичной компанией, котирующейся на бирже, остается довольно закрытой структурой. Поиск актуальных контактов представителей компании становится настоящим квестом для любого журналиста. Сайт «Агротона» до сих пор выкладывает только финансовые отчеты, публикуемые на бирже, остальная информация обрывается на 2009‑м.

Недостаток информации рождает на рынке всевозможные слухи и недопонимания. К примеру, центральный офис в Луганске компания оставила еще в августе 2014 года. Где сейчас она базируется в Украине — неизвестно, вероятно, сотрудники перебрались в Харьков. Получить комментарии от «Агротона» оказалось невыполнимой задачей. Наотрез отказались что‑либо рассказать о предприятии и несколько его бывших сотрудников. «Один из больших минусов этой компании — то, что у них нет публичного человека, который бы общался с инвесторами, журналистами», — говорит Параскева.

Читайте також

Ще немає новин у цій стрічці ...