Новини    04 листопада 2016 09:19

Идеальная кандидатура. Почему Юрий Мельник променял кресло министра на кабинет в “Мироновском хлебопродукте” ?


Ранним мартовским утром 2010 года в кабинет владельца агрохолдинга «Мироновский хлебопродукт» (МХП) Юрия Косюка зашел недавно покинувший должность министра аграрной промышленности Юрий Мельник. «Все, время пришло, возвращаюсь в производственную жизнь. Возьмете?» — с такими словами он обратился к своему давнему другу, бизнесмену Косюку.

Вопрос был, скорее, риторическим. Назначение Мельника на должность первого заместителя главы правления МХП Косюка было давно принятым решением, которое оставалось только формализовать. Юрии знали друг друга почти 12 лет: они познакомились в далеком 1998‑м, когда Мельник был заместителем министра АПК.

«С тех пор мы поддерживали дружеские отношения. Во время моей работы министром мне это и напрямую, и косвенно «закидали», — рассказывает Мельник. — Я к этому привык. И не скрываю, что если бы не поддержка Юрия Анатольевича, то, наверное, многие вещи в моей жизни, карьере не состоялись бы».

Разговоры о том, что Мельник в свое время лоббировал интересы МХП, о том, что Косюк имел сильное влияние на многие процессы, происходившие в агросекторе в конце 1990‑х — начале 2000‑х, мало волновали предпринимателя и его нового зама. Их цели и мотивы имели гораздо более важное значение, чем стороннее мнение.
Холдинг Косюка разрастался. Двумя годами ранее, в 2008‑м, МХП провел удачное IPO на Лондонской фондовой бирже. За 19,4% акций компания выручила $322,5 млн. Эту сделку до сих пор называют одной из самых успешных в агросекторе. Привлеченные деньги Косюк планировал инвестировать в расширение земельного банка (тогда у компании было около 148 000 га земли) и строительство крупнейшей птицефабрики не только по украинским, но и мировым меркам. В 2010 году стартовало строительство Винницкой птицефабрики, рассчитанной на выпуск 440 000 т курятины в год, с 2010-го по 2014‑й холдинг активно покупал агропредприятия, наращивая количество арендованной земли. Планы успешно реализовали: по итогам 2015 года МХП выпустил 566 600 т курятины, а земельный банк компании достиг 370 000 га.

Проконтролировать реализацию таких масштабных проектов Косюку было бы очень сложно. «Таким «пароходом», как МХП, управлять одному или вдвоем нереально. Нужны знающие люди, более того, люди, которым ты безоговорочно доверяешь», — констатирует Мельник. Косюку нужен был человек, понимающий производственные процессы и контекст рынка, досконально владеющий управленческими навыками и главное — надежный. Мельник с этой точки зрения оказался идеальной кандидатурой. Почему? Проведя интервью с ним и пообщавшись с людьми, хорошо знающими и МХП, и Мельника, Landlord выделил четыре основные причины.

Причина первая: опыт в АПК
Сложно найти в Украине человека, который знал бы украинскую аграрную отрасль лучше, чем Мельник. Он не только посвятил ей более 30 лет жизни, но и непосредственно участвовал в ее формировании.

Детской мечте Мельника не суждено было сбыться. Он не стал председателем колхоза родного поселка Верхнячка Черкасской области. Зато быстро и уверенно взобрался по карьерной лестнице, став вице‑премьер‑министром по вопросам АПК, затем министром аграрной политики. Мельника можно назвать министерским рекордсменом — он оставался членом правительства в трех Кабминах подряд.

«управлять МХП одному или вдвоем невозможно»

Первые управленческие навыки выпускник Украинской сельскохозяйственной академии с дипломом зооинженера Мельник получил в опытном хозяйстве Белоцерковского сельхозинститута. Работать управленцем в коллективе, на 70% состоящем из женщин, особенно когда начальнику всего 22 года, было непросто. Как дань воспоминаниям, сейчас Мельник инициирует создание рабочих мест для женщин в селе. «Задачи в целом не отличались от нынешних: у тебя есть ресурсы, через эффективные решения сделай эффективным бизнес и получи хороший результат, — рассказывает он. — Мы так и работали. Надо было увеличить надои молока от одной коровы, с меньшими затратами добиться большей эффективности».

Став аспирантом Института разведения и генетики животных УААН, Мельник на три года связал себя с наукой в производственно‑научной ассоциации «Украина». Новый виток: тема кандидатской работы о произведении селекции молочных пород позволила ему возглавить Национальное объединение по племенному делу в животноводстве. Через год тогдашний министр АПК Юрий Карасик пригласил Мельника в министерство — руководителем Главного управления производства и маркетинга продукции животноводства Минагропрома. Спустя еще год Мельник занял пост замминистра. Как ему удалось так быстро построить карьеру? «У Юрия Федоровича поразительная работоспособность, — отмечает генеральный директор «Индустриальной молочной компании» Алекс Лисситса, который в 2007 году был советником министра Мельника. — Он может работать с 7 утра до 12 ночи, сохраняя острый ум».

Работоспособность Мельнику пригодилась: его работа в министерстве совпала с самым сложным и интересным периодом в истории развития аграрной отрасли. В 1999‑м президент Леонид Кучма издал указ, предусматривающий распаевание сельскохозяйственных земель. В этом процессе был задействован весь министерский аппарат. «Имели место и критика, и жесткий административный нажим, — вспоминает Мельник. — Сделать все следовало быстро. Оставалось всего чуть больше двух месяцев до начала весенне‑полевых работ». Зиму 1999–2000‑х Мельник провел в командировках: встречался с селянами, рассказывал о преимуществах реформы.

Работал он и над следующим этапом земельной реформы — разработкой законопроекта «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». «Над этим законопроектом работают вот уже 18‑й год, но окончательной редакции еще нет, — комментирует Мельник. — Думаю, это связано с тем, что меняются условия в стране, меняются практики в мире, на которые по‑своему смотрят каждый новый министр и чиновник более высокого уровня».

Возможностью взять землю в аренду воспользовались в первую очередь те, кто понимал, как зарабатывать на агропроизводстве, и имел опыт в смежных сегментах. Это были либо руководители хозяйств, либо трейдеры, решившие развивать свой бизнес за счет выращивания зерновых. Именно Мельник стал инициатором внедрения льготных программ для агропредприятий. Отрасли с огромным потенциалом нужна была поддержка на первом этапе, и он хорошо отдавал себе в этом отчет. Льготный режим НДС, ряд программ прямой поддержки мелких товаропроизводителей, программа компенсации ставок по кредитам коммерческих банков и т. д. — все эти инициативы разрабатывались и внедрялись при непосредственном участии Мельника. Он часто встречался с представителями бизнеса, выслушивал их проблемы, вместе с предпринимателями искал пути развития отрасли. «В аграрном бизнес‑­сообществе Мельника до сих пор называют лучшим министром АПК», — говорит Лисситса.

Причина вторая: понимание птицеводческой отрасли
Одной из задач Мельника в начале его министерской карьеры было спасение животноводческой отрасли. Ситуацию в ней можно было назвать катастрофической. Спасали птицефабрики и свиноводческие комплексы, выделяли фуражное зерно из запасов Госрезерва. При министре агропромышленного комплекса Украины Юрии Карасике задумались о реформировании государственной поддержки и привязке к рыночным условиям. Аграриям надо было предоставить либо льготы, либо дотации. Пример Европы, в которой поддержка была исключительно дотационной с выплатами на килограмм и голову скота, не подходил. В стране, где наблюдались сложности с финансами, надо было искать такую форму поддержки, которая бы не задевала бюджет напрямую, но при этом была бы эффективной. Спецрежим НДС изначально внедрили только для животноводства. Действовала эта норма лишь при условии, что сырье попадает на перерабатывающие предприятия.

Механизм получения денег выглядел следующим образом: не более чем через 60 дней производитель должен был получить доплату за счет НДС от реализации продукции перерабатывающим предприятием. Деньги перечисляли в обслуживающий банк. Перерабатывающие предприятия, вместо того чтобы перечислить свой сальдовый НДС в бюджет, переводили средства на счет сельхозпредприятия. Ценность цепочки заключалась еще и в том, что в ней не было ни одного чиновника. Эти деньги сельхозпредприятие могло использовать как оборотные средства для покупки кормов, посевного материала, удобрений, дизтоплива либо для покупки основных средств — тракторов, комбайнов. Это положило начало формированию рыночных отношений в сфере животноводства.

02

«Именно Юрий Мельник остановил катастрофическое падение производства животноводческой продукции, — уверяет Андрей Гордийчук, председатель агропромышленной корпорации «Сварог Вест Груп». — При его руководстве вместо «ножек Буша» на украинском рынке наконец‑то появилась свежая охлажденная курятина. Мельника могут обвинять в поддержке интересов МХП или других производителей. Но какая разница? Это национальные производители, поэтому любое лоббирование оправдано».

Народный депутат Александр Бакуменко, в прошлом — руководитель ассоциации «Союз птицеводов Украины», рассказывает, что работа Мельника в министерстве пришлась и на сложный этап выхода украинской птицеводческой продукции на европейский рынок. «Приезжало около пяти инспекций из Европы, необходимо было сделать круг правильных документов, организовать работу ветеринаров, — вспоминает Бакуменко. — Мельник очень помогал, участвовал как министр. Он слышит людей и выслушивает предложения».

Причина третья: погружение в детали
За несколько дней до интервью с Landlord Мельник попросил прислать ему подробный список вопросов. «Я всегда тщательно готовлюсь ко всем разговорам», — объяснил он. За два с половиной часа беседы Мельник в мельчайших подробностях рассказал о каждом этапе своей министерской карьеры, а также о проектах в компании МХП.
«У него феноменальная память. Он помнит все постановления и законы по номерам, абзацам, параграфам и, будучи министром, всегда углублялся во все детали, — рассказывает о Мельнике Лисситса. — Он не подписывал ничего, детально не разобравшись, о чем идет речь и что конкретно подписывает. Соответственно, это помогало ему избежать многих проблем, которые попадаются на пути нынешних министров и руководителей государственных учреждений». Сам Мельник отмечает, что не стал бы менеджером в другой, не аграрной, сфере. Пусть классические функции менеджмента не предполагают углубления в детали, менеджер все же должен быть «в теме», чтобы элементарно иметь возможность корректно формулировать задачи подчиненным и контролировать результат. Это понимание у Мельника сформировалось в министерстве, аппарат которого насчитывал 420 человек. На планерках сидело около 90 сотрудников. Перед планерками он тщательно готовился. «Шары», мол, я министр и прошел всю иерархическую лестницу, не было, — говорит Мельник. — То же самое и в МХП: мы проводим планерки с менеджерами каждый понедельник и четверг с 16:00, обсуждаем все детали».

Мельник убежден: топ‑менеджер должен разбираться в вопросе не хуже профильного специалиста. И приводит характерный пример: «Приходят ко мне главный агроном, руководитель департамента, говорят, что наша цель — добиться 7,5 т с гектара средней урожайности озимой пшеницы по компании. Для этого нужны такие‑то технологичные решения». Мельник со знанием дела решает вопрос — он понимает, какие технологии необходимы и что инвестиции в инновации будут оправданы. Детальное погружение в производственные вопросы помогают ему эффективно вести диалог с Косюком. Мельник приходит с готовыми решениями и может аргументировать каждый пункт в предложенном на рассмотрение проекте.

С 1998 года он внимательно наблюдал за развитием МХП, но наблюдал извне. С весны 2010‑го ему предстояло понять, как компания функционирует, изнутри. Три месяца Мельник ездил по предприятиям холдинга, знакомился со всеми директорами, ключевыми специалистами, процессами. Он сознательно оставался в ранге советника председателя правления. «Сразу не был готов взять на себя такую ответственность: прийти и начать управлять тем, что до конца не познал», — рассказывает Мельник. Когда ознакомительный этап был пройден, экс‑министр сообщил Косюку, что есть направления, которыми он может начинать заниматься хоть завтра, а есть и такие, где он не уверен, что сможет быть эффективнее ответственных за их развитие менеджеров. К примеру, птицеводческий сегмент оставили под полным руководством Максима Писарева. «Договорились, что работать мы с ним будем «по горизонтали», — объясняет Мельник. — В моей компетенции — растениеводческий и животноводческий бизнес, развитие земельного банка, текущая операционная деятельность и все, что касается производства комбикормов, маслопрессового производства, элеваторного хозяйства».

«У Мельника талант организовывать работу людей»

«Мельник — менеджер, его задача — генерировать идеи, видеть перспективу бизнеса, собирать вокруг себя команду единомышленников, — говорит Бакуменко. — У него талант организовывать работу людей. Он профессионал».

Причина четвертая: преданность менеджерской парадигме
Расхоже мнение, что эффективно работать на топовых позициях в компаниях вроде МХП могут только люди с предпринимательской парадигмой. Они относятся к своему участку работы как к собственному предприятию, мотивированы бонусом в виде процента от полученной прибыли и т. д. Но есть и обратная сторона такого подхода: менеджеры‑предприниматели часто забывают, что работают по найму, оспаривают решения собственника и, так или иначе, готовятся к свободному плаванию в перспективе. У Мельника таких сюрпризов для Косюка не припасено. На глазах у Мельника сформировалась отрасль, которая сейчас лидирует по темпам роста и объемам привлеченной валютной выручки, по количеству проведенных IPО и привлеченного банковского финансирования. Неужели у него, непосредственного участника исторических для агробизнеса событий, ни разу не появлялось желания основать собственную компанию и реализовать в ней все накопленные опыт и знания?

В ранней молодости у Мельника была хорошая прививка от таких желаний. В 1994 году после аспирантуры молодой аграрий отправился на стажировку по молочному животноводству в Шотландию. Там познакомился с семьей классического шотландского фермера: он, жена, двое маленьких детей. «За окном — январь, 2 градуса. У фермера — температура. Но это не избавляет его от необходимости вставать в четыре часа утра, чтобы ухаживать за животными, — рассказывает Мельник. — Бизнесом нужно заниматься серьезно, а молочным — еще и ежедневно с четырех утра». С тех пор предпринимательство в его сознании тесно связано с лишениями и ущемлениями.

«Мне комфортно в роли менеджера, — говорит Мельник. — Я могу себя в ней реализовать, и эта реализация для меня интересна: в профессиональном, моральном и материальном плане». Еще один аргумент: создать нечто подобное МХП в Украине все равно нереально, не стоит даже пытаться. Мельнику, по его словам, гораздо интереснее принимать непосредственное участие в росте этого холдинга, чем владеть чем‑то второстепенным, догоняющим.

Читайте також

Ще немає новин у цій стрічці ...