Новини    12 жовтня 2016 00:13

Поймать волну. Молочную


Мировая молочная индустрия переживает очередной кризис, который случается приблизительно раз в четыре года. Нынешний кризис отличается от предыдущих — он более глубокий. Такие случаются раз в десятилетие.

Текст: Андрей Ярмак, экономист департамента технического сотрудничества продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО)

Следствие кризиса — падение цен на молоко и молокопродукты. Это стимулирует их потребление и очищает рынок от слабых и неэффективных участников. Также создаются рыночные ниши, которые в дальнейшем стимулируют развитие всего бизнеса и привлекают в него новых участников.

Кризис 2016‑го
Низкие цены на нефть обвалили валюты многих развивающихся стран мира, почти всецело зависевших от экспорта черного золота. А эти страны как раз и давали значительный прирост потребления молока. Яркие примеры — Нигерия и Алжир, где молочный импорт после девальвации национальной валюты упал в разы.

Сократил объемы закупок Китай — крупнейший в мире импортер молока. Причины диаметрально противоположные африканским: охлаждение экономики КНР в совокупности с развитием внутреннего производства.

Санкции и падение покупательной способности привели к снижению потребления молока и двукратному падению импорта в Россию. В итоге значительная часть молочного жира в РФ была заменена растительными жирами.

Снижение доходов развитых стран, зависящих от нефти, обвалило экономики их менее развитых соседей, что также привело к сокращению потребления и в тех, и в других. Все это совпало с ростом торговых ограничений, вводимых разными странами, как тарифных, так и нетарифных. Что также негативно отразилось на мировой торговле.

02sir

На этом фоне резкий рост производства молока был отмечен в ЕС, где в 2015 году отменили квоты, сдерживавшие развитие современного молочного фермерства. Это привело к резкому увеличению производства молока. В результате сейчас мы имеем низкие цены на большинство молокопродуктов при растущем их предложении.

украине необходимо вкладывать в переработку

Из сложившейся ситуации есть два выхода: либо резкое увеличение потребления, либо резкое снижение объемов производства. Однако быстро нарастить потребление не удается, так как в мире де‑факто имеет место экономическая стагнация. Из‑за девальвации нацвалют и снижения доходов граждан развивающиеся страны вынуждены переходить с молока на более дешевые альтернативы. Развитые государства, в свою очередь, уже и так потребляют значительные объемы молока и даже при низких ценах больше потреблять не смогут.

Остается только снижать производство. Кто же в таких условиях снижает производство прежде всего? Мелкие неэффективные фермеры, причем преимущественно в тех странах, где нет особой государственной поддержки, доступа к дешевым кредитам для повышения эффективности производства и мощного внутреннего рынка.

05sir

 

Украинский иммунитет
Украинских молочников от обвала рынка отчасти спасла гипердевальвация национальной валюты, сделавшая наши молокопродукты, несмотря на их невысокое качество, достаточно конкурентными по цене на мировом рынке. Согласно данным официальной статистики, за последние три года Украина сократила производство молока на 9,2%, хотя участники рынка считают, что сокращение было более существенным. В тот же период ЕС и США производство молока продолжали наращивать, причем в Европе это происходило рекордными темпами.

Однако сокращение производства в Украине — позитивная тенденция. Ведь мы фактически продолжаем считать в производстве низкокачественное и не совсем безопасное молоко, которое в странах ЕС не приняли бы на переработку даже на технические цели. Если же взглянуть на структуру изменений в украинской молочной отрасли, то можно отметить, что за эти три года профессиональные производители молока даже нарастили производство на 4%. Снижение производства можно увидеть лишь в молочных хозяйствах населения — на 13%. А если заглянуть еще глубже и взять лишь производителей молока сортов экстра и высший, то динамика роста производства у них даже в эти сложные годы, по нашим оценкам, превышала 10% в год.

Тонкое место
Самым слабым звеном в украинском молочном бизнесе в настоящее время является не производство, а переработка. Ее структура у нас совершенно неполноценна. Сейчас значительный удельный вес имеют иностранные и международные компании, которые интересуются только украинским внутренним рынком. Ранее основной экспорт обеспечивали украинские компании, которые ориентировались фактически на единственный продукт — сыр «Российский» для российского рынка. Это не требовало особых инвестиций в технологии, в работу с поставщиками, в сырье и т. п. Выгода такого бизнеса была столь привлекательной, что позволяла предпринимателям закрывать глаза на очевидные риски совершенно не диверсифицированного бизнеса.

Также в нашей стране полностью отсутствует переработка молока самими фермерами — кооперативная или прямая. В ЕС основные объемы молока перерабатывают кооперативы, а в США они успешно конкурируют с частными компаниями. Вместе с тем в Украине практически отсутствует сегмент мелкой, региональной переработки молока. А он мог бы развиваться. Небольшие заводы, созданные фермерами, производящие местный продукт с местным брендом для местного рынка из молока высокого качества, имели бы огромный успех. Такие производители могли бы потеснить на рынке популярные национальные и международные бренды. Ведь они могут себе позволить делать более вкусный молочный продукт с небольшими сроками реализации.

03sir

Наша молочная отрасль не будет развиваться эффективно, пока у нас не появится третье звено: переработка молока фермерами, которые могут гарантировать эффективные поставки качественного сырья и будут иметь возможность производить продукт, соответствующий самым высоким требованиям качества и без­опасности. Важно, чтобы производство изначально было направлено на конкретный рынок.
Это ответ на вопрос по поводу отсутствия наших продуктов на рынке ЕС. Навыков эффективного маркетинга готовых продуктов на развитых рынках у наших компаний, продававших только сыр «Российский» в РФ, практически нет. Их нужно нарабатывать. Наши молочники пытаются наладить экспорт сырья, то есть биржевых товаров, таких как СОМ, сухая сыворотка и масло, на рынки развивающихся стран. В маркетинг в страны ЕС нужно инвестировать средства, причем не только в продвижение, сырье и технологии, но и, прежде всего, в людей.

Что бы попасть в Европу надо вкладывать в продвижение

Эффективное развитие молочного бизнеса в стране станет возможным, когда Украина превратится в нетто‑импортера молока. То есть когда объем импорта значительно превысит объем экспорта, что приведет к росту маржи по всей производственной цепочке в отрасли. Это может случиться приблизительно через три‑четыре года.

В идеале, конечно же, хотелось бы через пару лет увидеть хотя бы три–пять кооперативных проектов по переработке. Ведь инвестиции в производство 1 литра молока в 10–15 раз выше, чем в переработку этого литра. Грубо говоря, на средства, которые фермеры инвестировали за последние пять лет в производство, можно было бы построить 300–500 крупных заводов по переработке молока.

Неочевидные возможности

В течение прошлых двух лет прибыльность производства молока даже у наиболее эффективных производителей была крайне низкой. Она совершенно не могла конкурировать с прибыльностью производства подсолнечника, сои, кукурузы или других зерновых культур. Однако умные фермеры понимают, что цены в животноводстве имеют очень медленную цикличность. Именно поэтому бизнес‑проект по производству молока рассчитывается на 20 и более лет.

04sir

Корова — это своего рода главный финансист агрария, ведь она ежедневно дает постоянный круглогодичный чистый денежный поток. По факту оплата производится раз в две недели, но молоко продается каждый день. Это позволяет при правильном финансовом планировании существенно снизить кредитные нагрузки и риски для растениеводства, которое дает доход лишь раз в год. К примеру, корова даже при уровне доходности 30% обеспечивает выручку 25 раз в год, а кукуруза при 100% — только один раз.

В Украине уже есть критическая масса производителей молока, получающих высокие надои — более 10 000 л на корову в год. Такие производители растут, и за ними тянутся другие. Еще больше успешных украинских молочников станет после того, как свое молочное производство автоматизируют крупные холдинги, которые пока не так успешны, как средние молочные производители (700–1500 голов).

Также мы очень конкурентны по ценам на корма и создаем генетическую базу, позволяющую даже экспортировать племенных животных. Мы понимаем, что нужно учиться и не останавливаться в развитии. Нам уже почти удалось достучаться до фермеров с информацией о необходимости собственной переработки. Поэтому отрасль будет развиваться. Хотелось бы, чтобы развитие происходило быстрее — рынок не ждет.

Читайте також

Ще немає новин у цій стрічці ...