Агростратегії    04 серпня 2016 00:51

Светлый образ бенефициара


В конференц‑зале отеля Hilton по просьбе Landlord собрались несколько очень занятых людей: директор Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Украине Шевки Аджунер, зампредправления UniCredit Bank Роберто Поляк, директор инвестиционно‑банковского департамента компании Dragon Capital Юрий Астахов. К компании финансистов присоединились управляющий партнер юридической фирмы «Александров и Партнеры» Дмитрий Александров, учредитель и президент компании Ukrproduct Group Александр Слипчук и вице‑президент Украинской PR‑Лиги Елена Деревянко. Обсуждали болезненный для украинского агробизнеса вопрос репутации и ее влияние на возможность холдингов привлекать финансирование. Полную версию читайте на сайте landlord.ua.

Landlord (Ll): Обычно финансирование получают крупные холдинги с устойчивым уровнем капитализации. Что еще влияет на выбор со стороны ЕБРР?

Шевки Аджунер: Прежде всего, у компании должен быть компетентный менеджмент. И сам проект, на который привлекаются средства, обязан быть жизнеспособным. Он должен помочь расширить бизнес, завоевать новые рынки, улучшить позиции компании на рынке. С другой стороны, ЕБРР нужно убедиться, что ее собственники честны, финансы бизнеса происходят из честных источников и направляются на правильные дела. Наши клиенты — это и крупные агрокомпании, и представители сегмента МСБ (малый и средний бизнес). Репутационные риски имеют очень большое значение для ЕБРР. Мы можем потерять деньги (что происходит крайне редко), но не можем потерять свою репутацию. По каждой новой компании мы проводим проверку предварительной честности и открытости. Смотрим, не было ли в отношении нее открытых уголовных дел, откуда происходят источники финансирования. Если нас что‑то смущает или заставляет усомниться в предоставленной информации, то мы не работаем с таким клиентом.

Ll: последнее время украинские агрокомпании не могут похвастать безупречной репутацией, всем известны печальные истории проблемных займов «МріЇ», «КреативА». Как отразились сложности компаний на желании банков кредитовать агросектор Украины?

Роберто Поляк: Мы проводим глубокий анализ деятельности и репутации новых клиентов и регулярно обновляем информацию о существующих. Мы работаем не только с крупными компаниями, такими, например, как Cargill, Bunge, но и со средними и небольшими украинскими предприятиями. Наши риск‑аппетиты не изменились, мы готовы кредитовать, но стали более взвешенно подходить к оценке рисков, которые должны совпадать с общей политикой группы UniCredit. Каждую неделю наш кредитный комитет увеличивает лимиты по уже открытым линиям кредитования агрокомпаний.

«МЫ МОЖЕМ ПОТЕРЯТЬ ДЕНЬГИ, НО НЕ СВОЮ РЕПУТАЦИЮ»

Ll: агрохолдинг «Мрія» получил финансирование во многих украинских и зарубежных банках. неужели его репутация не вызывала вопросов? почему не проводилась проверка достоверности поданной информации?

Шевки Аджунер: Мы подписали кредитное соглашение на $25 млн с холдингом «Мрія» в начале 2011‑го, и компания полностью погасила свою задолженность перед нами до того, как начались известные проблемы. Другим кредиторам повезло меньше. «Мрія» искажала свою истинную финансовую ситуацию, что привело к печальному результату.

Шевки Аджунер подчеркивает, что проект, на который привлекаются средства, должен быть жизнеспособным

Шевки Аджунер подчеркивает, что проект, на который привлекаются средства, должен быть жизнеспособным

Роберто Поляк: Есть отличие в подходе оценки рисков в международных компаниях и коммерческих банках. Наш банк уделял особое внимание конечным бенефициарам. Для Украины типична ситуация, когда они прячутся за десятками офшоров, и нам сложно отследить конечных собственников. Использовать компании в других юрисдикциях не запрещено. Но для нас критично узнать конечного бенефициара‑физлицо и «прогнать» его по всем базам, в том числе FATF. Есть целый ряд санкционных стран и отдельных лиц, с которыми могут работать собственники украинских компаний. И хотя у Украины нет своего санкционного черного списка, если мы знаем, что группа компаний по другим странам попадает в такой список, мы не будем с ней работать.

Кредитование агрохолдинга «Мрія» началось еще до прихода в Украину международной группы UniCredit, и мы просто обновляли информацию по этому клиенту перед каждой новой выдачей займа. Собственник «Мрії» не попал ни в какие черные списки. Наше сотрудничество с ним в течение многих лет было довольно успешным.

Шевки Аджунер: Крайне важно знать бенефициара компании. Мы всегда спрашиваем: для чего в ней именно такая структура собственности, с какой целью используется столько офшорных компаний в ее структуре? И если мы не получаем внятных объяснений, мы или не работаем с такой компанией, или просим привести ее структуру в соответствие с нашим пониманием прозрачности.

Александр Слипчук: Бизнес кредитуется тогда, когда есть модель, и она абсолютно понятна кредиторам. Есть второе важнейшее условие: у руля компании стоят люди, за которыми нет шлейфа лжи.

«РЕАЛЬНАЯ РАБОТА
КОМПАНИИ ДОЛЖНА
СОВПАДАТЬ С
ВЫСТРОЕННЫМ ОБРАЗОМ»

Ll: Когда инвесткомпания готовит клиента к привлечению финансирования, на какие репутационные характеристики она обращает внимание в первую очередь? Как проверить, говорит ли клиент правду, чтобы оценить уровень репутационных рисков?

Юрий Астахов: Dragon Capital, начиная работать с новым клиентом, всегда делает свой анализ его репутации и его деятельности. Один из первых шагов — интернет‑поиск, который покажет, нет ли очевидных черных пятен в истории компании. К примеру, если говорить о «Креативе», то в конце 1990‑х — начале 2000‑х у него был конфликт с Western NIS Enterprise Fund. Кроме тщательного анализа репутации компании, важно также доверять ее топ‑менеджерам. Если вы оцениваете только финансовые потоки бизнеса и не смотрите в глаза менеджмента, не оцениваете их репутацию и адекватность, то позже это аукнется проблемами.

Ll: Насколько важен имидж первых лиц? Готовы ли агрокомпании инвестировать

Елена Деревянко: главное в вопросе привлечения финансирования репутация бенефициаров

Елена Деревянко: главное в вопросе привлечения финансирования репутация бенефициаров

в построение репутации для сотрудничества с кредиторами?
Елена Деревянко: Главное — это репутация бенефициаров. Что касается наемных сотрудников, пусть это будут значимые лица, даже медийные, в любом случае они вторичны. Если публичный образ бенефициара требует некоторой шлифовки, то такая шлифовка поможет в вопросе привлечения финансирования. Если же бенефициар непубличный, то концентрация внимания в построении репутации — на топ‑менеджменте. В таком случае публичная нагрузка всегда становится нагрузкой топ‑менеджера. А вот функциональный директорат — руководителя по финансам, маркетингу, персоналу — иногда лучше держать за кулисами, чтобы не трудоустраивать их у конкурентов. Важно, чтобы владельцы агрохолдингов понимали: репутация, даже если ею не заниматься, все равно есть. Кризисные годы плохи тем, что у предприятий нет бюджетов на поддержку репутации. Компании не скупятся только в случае антикризисных коммуникаций, уж в этом случае деньги у них всегда находятся. Но если на регулярную PR‑работу деньги не выделяются, то они выделяются на работу внутри компании: по нейтрализации репутационных рисков, на работу с инвесторами, клиентами, партнерами, сотрудниками. Компании начали активнее работать со своими репутационными рисками.

Шевки Аджунер: Я хотел бы отметить по поводу нашего клиента, компании Ukrproduct. В ее совет директоров входят люди с хорошей репутацией, их отчеты понятны и прозрачны. Несмотря на давление, эта компания всегда отказывалась платить взятки.

Александр Слипчук: Репутацию формируют реальные дела — действия компании, ее собственников и управленцев. Для нас, компании, которая привлекает финансирование, важно оставаться открытыми и понятными нашим партнерам. И все возникающие вопросы важно решать в диалоге.

Ll: Юридическая подготовка компании к привлечению инвестора как часть репутационной работы — в чем основные аспекты такой подготовки, какие мероприятия важно реализовать?

Дмитрий Александров: Репутация — это мнение. И построить его можно на трех фундаментальных принципах: правдивости информации, истории работы и выполнении обязательств. К нам обратилась агрокомпания-экспортер, основными видами деятельности которой являются растениеводство и хранение зерновых, с просьбой помочь подготовиться к привлечению финансирования. Ее руководство пока не имеет четкого представления, каким образом будут привлекаться ресурсы, возможно, это будет IPO либо кредит ЕБРР или IFC.

Мы провели due diligence и выяснили, что в состав этой агрокомпании входят 30 предприятий. Мы рекомендовали акционерам сформировать прозрачную холдинговую структуру и выбрать «правильную» юрисдикцию, поскольку нынешняя структура компании — это весьма хаотичная система, которая препятствует развитию бизнеса.

«ИМЯ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ГАРАНТИЕЙ
КАЧЕСТВА МЕНЕДЖМЕНТА И БИЗНЕС- ПРОЦЕССОВ»

Есть еще один важный аспект, который также повлияет на репутацию клиента в глазах его будущего кредитора. У компании большой земельный банк — более 50 000 га. При этом она несет убытки из‑за неэффективного управления землей. К примеру, в 2015‑м потеряла 4000 га. Мы рекомендовали создать положительную репутацию компании как арендатора в глазах собственников земельных участков. Это вопрос социальной ответственности на местах — поддержка больниц, детских садов, строительство дорог. Мы также рекомендовали взять сотрудника, который будет отвечать за репутацию компании в глазах землевладельцев.

Ll: Юрисдикции несут на себе репутационные риски? Становятся ли какие‑то юрисдикции со временем невыгодными компании?

Юрий Астахов, директор инвестиционно-банковского департамента компании Dragon Capital

Юрий Астахов, директор инвестиционно-банковского департамента компании Dragon Capital

Юрий Астахов: Мы всегда спрашиваем финансирующие организации, какие юрисдикции они хотят видеть в структуре холдинговой компании. Любая компания, претендующая на финансирование международных организаций и фондов, должна создать холдинговую структуру, то есть компанию‑нерезидента. К примеру, сделка «Мироновского хлебопродукта» и «Агрокультуры» по обмену активами прошла более чем в пяти юрисдикциях. Основная сделка была проведена на уровне Кипра, который офшором не является. Сделка состоялась с учетом законодательства всех участвующих юрисдикций, и никаких репутационных рисков для компаний‑участников не возникло.

Репутационные риски присущи откровенным офшорам. Например, если в структуре есть панамская компания, то в финансировании могут и отказать. Однако здесь опять же важна прозрачность структуры и честность собственников. Если владелец компании покажет, что, например, кроме украинской и кипрской есть еще одна в офшоре и объяснит мотивацию ее создания, риски минимальны. Налоговая оптимизация с использованием компаний в различных юрисдикциях — это обычная мировая практика, элемент построения эффективной структуры, и как таковая редко влияет на получение финансирования.

Ll: Влияет ли регистрация агрокомпании в офшорах на привлечение кредитов в коммерческих банках?

Роберто Поляк будет еще внимательнее относиться к проверке финансовой деятельности компании

Роберто Поляк будет еще внимательнее относиться к проверке финансовой деятельности компании

Роберто Поляк: Наличие офшора не является противозаконным. Нам необходимо понимать, в чем смысл такого офшорного элемента в структуре. Если такая компания‑прослойка необходима для привлечения кредита, это приемлемо, если для налоговой оптимизации — это также приемлемо. А если от нас прячут конечного бенефициара, или владелец — политически заангажированное лицо, то мы не будем работать с таким клиентом.

Ll: Если компания никогда не заботилась о своем имидже, у нее есть проблемы, но вдруг возникла потребность в улучшении репутации, какими станут ключевые рекомендации?
Елена Деревянко: Нет плохой и хорошей репутации, нет высокой и низкой репутации. Есть репутация, которая устраивает бенефициара, и такая, которая не устраивает. Если собственнику нужно финансирование, привлечение к сотрудничеству международных кредиторов, значит, он начинает ориентировать своих сотрудников на выстраивание репутации. Некоторым компаниям бывает все равно, что о них говорят в публичной плоскости, так как все происходит в кулуарах — и там все вопросы хорошо решаются. Но если кулуарные договоренности не дают желаемого результата, и не дает результата система качества продукции, система бизнес‑процессов, что тогда? Сначала диагностика: определяем, что происходит, насколько широко нужно вести работу (в сфере PR, IR и GR), с какими аудиториями работать, какие показатели наиболее важны для инвесторов. Затем перемещаемся на стратегический уровень — управление рисками. И затем идет стандартное управление коммуникациями.

Ll: Были ли случаи, когда обращались компании, а вы не были уверены в правдивости предоставленной информации?
Юрий Астахов: У нас был такой случай с агрохолдингом «Мрія», для которого мы пытались выступить советником в рамках диалога с кредиторами вместе с компанией Blackstone. И мы, и Blackstone поняли, что у нас нет продуктивного диалога с менеджментом, а информация, которая подается, либо неполная, либо искажена.

Если говорить о доверии кредиторов к репутации компании, то «Мрія» получила финансирование, организованное банками с мировым именем. И вся последующая печальная история этого холдинга подтверждает тот факт, что ни одно имя не является гарантией качества менеджмента и бизнес‑процессов, всегда нужно проводить собственную проверку компании и ее собственников.

Ll: UniCredit Bank кредитовал «Креатив», который сейчас является проблемным клиентом для многих банков. выделяя финансирование этой компании, вы не сомневались в ее репутации?
Роберто Поляк: Для Украины одной из основных проблем остается защита прав кредиторов. Все еще не урегулировано внесудебное взыскание залогов. И как только начинаются мошеннические действия — выведение залога — банку ничего не остается, как идти в суд.

На момент заключения сделки с «Креативом» мы проанализировали все данные компании, ее репутацию — они соответствовали всем требованиям группы UniCredit. Но экономическая ситуация в стране ухудшилась, банки сократили кредитование, капитал инвесторов не желает оставаться в Украине, вот и происходят дефолты агрокомпаний.

Ll: В чем заключаются репутационные риски агрокомпаний, какие риски оказывают наибольшее влияние на привлечение финансирования?

Дмитрий Александров, учредитель и президент компании Ukrproduct Group

Дмитрий Александров, учредитель и президент компании Ukrproduct Group

Дмитрий Александров: Часто агрокомпании привлекают бизнес‑партнера. Юристы изучают этого партнера, его бизнес. Появление в структуре компании еще одного собственника очень рискованно, и есть только один способ предусмотреть все риски — отказаться от сотрудничества. Если же такой вариант неприемлем, нужна тщательная юридическая и репутационная проверка нового партнера.

Елена Деревянко: Агропромышленный комплекс производит продукты питания. Тут важную роль играет вопрос безопасности и качества продукции. Это самая рискоемкая отрасль. Есть и риски информационной атаки, прозрачности бенефициаров, риски сбоя системы, что приведет к искажению стандартов — корпоративной ответственности, качества. Чтобы нейтрализовать или по крайней мере снизить эти риски, необходимо комплексное построение репутации на уровне управленческих технологий.

Александр Слипчук: Нужно, чтобы реальная работа компании совпадала с выстроенным с помощью информационных технологий образом. Мы провели реструктуризацию, внедрили систему оптимизации затрат, поменяли партнеров, наладили работу на новых рынках сбыта, за последний год поменяли в компании практически все. Сейчас рассматриваем возможность сделки M&A. Что касается привлечения финансирования, то сегодня здесь путь один — иностранные банки. Это единственные «рыцари», которые поддерживают украинский бизнес, верят в него.

Ll: Каковы планы ЕБРР на 2016 год? Поменяются ли принципы оценки компаний‑заемщиков?

Шевки Аджунер: За последние два года ЕБРР в Украине выдал кредитов более чем на 2 млрд евро. Из них на агробизнес ежегодно выделялось около 200 млн евро. Ожидаем, что такие темпы будут и в дальнейшем. Наше инвестирование зависит не только от агрокомпаний, но и от скорости проведения реформ.

Ll: Поменяет ли группа UniCredit оценку бизнес‑
клиентов в Украине в связи с банкротствами последних лет? Сможет ли компания после успешной реструктуризации рассчитывать на сотрудничество с банком?

Роберто Поляк: Агросектор остается для нас приоритетным — как драйвер экономики Украины. Но подход к новым клиентам становится более избирательным, мы должны быть более осторожными. Мы не меняем наши подходы и принципы при анализе клиента. Но чем дальше, тем аккуратнее будем относиться к проверке деятельности компании. Мы будем чаще мониторить финансовую деятельность предприятия с учетом ситуации на рынке. А если компания — наш клиент — провела успешную реструктуризацию, мы обязательно продолжим с ней сотрудничество, и она может рассчитывать на привлечение новых кредитов.

 

Читайте також

Ще немає новин у цій стрічці ...