Новини / Кооперативи     13 липня 2016 11:56

Андрей Гордийчук: «Главное правило кооператива – ничего не давать бесплатно»


В сентябре прошлого года в Украине появился «Первый Национальный аграрный кооператив». Инициаторами его создания стала компания «Сварог Вест Групп». Сегодня кооператив объединяет более 25 000 человек. И это – не предел. Landlord встретился с председателем правления «Сварог» Андреем Гордийчуком и расспросил, что представляет собой модель кооператива, почему он занялся ее внедрением среди украинских крестьян и рассчитывает ли на какую-то финансовую отдачу.

 LL: Что стало драйвером при создании «ПНАК»?

В какой-то момент я перестал получать удовольствие от эффективности своего бизнеса, находясь в неблагоприятной среде. Я не планирую, заработав денег, переезжать в другую страну. Мне захотелось здесь, в Украине реализовать полезный проект, который повлиял бы на жизнь людей. Я начал узнавать, какие есть возможности для развития сельского региона и понял, что один из наиболее действенных и проверенных – это кооперативные движения.

На первом этапе это была инициатива «Сварога», сегодня «ПНАК» уже не является проектом одной компании. На программы около $1,5 млн. Ты строишь элеваторы, создаешь рабочие места, но глобально это не решает все проблемы. Будучи компанией, ты не можешь заменить функцию государства, закрыть все проблемы сельской местности.

Как кооператив решает эту проблему?

Суть в том, что вместо рыбы, ты даешь людям удочки. И с помощью этих удочек снимаешь социальные вопросы. Если, к примеру, житель села не является квалифицированным специалистом и не может работать в агрохолдинге, он может спокойно получать достойный доход для своей семьи, используя предоставленный кооперативом инструменты. Туда входит и микрокредитование, страхование, медицина и прочие блага.

С какой области вы решили начать?

Мы понимали, что для эффективности нужно начинать там, где находятся наши земли. Поэтому начать решили с Хмельницкой области. Сейчас мы создаем инкубаторы в Шепетовском и Красиловском районах.

Сложно ли было убедить людей в том, что им стоит присоединиться к кооперативу?

В 2014 году мы подготовили 600 семей в Хмельницкой области. Они выращивали для нас особый вид фасоли, который тяжело вырастить в промышленных условиях. Мы изучали, насколько людям это интересно. Осенью 2015-го мы уже сотрудничали с примерно тысячей семей. Они посеяли спельту. В этому году спельту будет выращивать уже 1500 семей.

IMG_71571

Расскажите подробнее о модели кооператива, на что конкретно она направлена?

Сегодня самое большое экономическое движение в мире – это кооперации. Существует порядка 1,3 млрд участников этого движения разного рода. Наше движение направлено на создание благоприятной среды в регионах, на развитие населенных пунктов через инструменты увеличения доходности каждой семьи. То есть, мы создаем благоприятные условия для малого предпринимательства.

Когда мы общались с людьми, то видели, сколько в них страха: недоверие, безынициативность. Сейчас в кооперативе около 20 программ развития. Не нужно вкладывать денег, достаточно желания, четкого соблюдения правил исполнения процесса, и ты получаешь свой заслуженный доход, справедливую цену за свой продукт.

Сейчас наша компания становится членом Международного кооперативного Альянса, чтобы полноценно развиваться в этой сфере.

Продукцию фермеров и частных предпринимателей сможет покупать только кооператив?

Они продают продукцию внутри кооператива, но конечный покупатель – это перерабатывающие предприятия. Важно отметить, что мы сейчас также работаем над интернет-порталом. Через него фермеры смогут прозрачно и напрямую продавать свой товар. А покупатели смогут непосредственно пообщаться с семьей, которая производит для них эту продукцию.

Подобные фуд-порталы во всем мире очень популярны. В Украине – это будет первый такой глобальный опыт. Ведь у нас есть не просто фермеры, а частные предприниматели с небольшими земельными участками. Это будет только органика, мы хотим создать большой кластер, что даст возможность не просто населению получить дополнительный доход через сертифицированный стандарт органики, но и заботиться о здоровье людей. Сейчас мы добиваемся того, чтобы сертифицированная продукция частных предпринимателей поставлялась в больницы и школы.

IMG_7181sd

А вы проводили какие-то исследования перед тем, как запускать кооператив?

Мы проанализировали возможности сел в Хмельницкой области. Они генерируют порядка 40 млрд гривен в год. Это тот рынок, который сегодня существует, однако он разрознен. На нем паразитирует масса посредников.

К примеру, зерно идет сначала на элеватор, потом на мельницу, потом на хлебозавод, потом продается частным предпринимателям. Они делают еще наценку, из-за этой длинной цепочки и страдает конечный покупатель. А здесь все будет напрямую. Вы же не увидите в Италии больших хлебозаводов. Там сеть локальных пекарен. Такая себе «страна в стране». Как показывает практика, люди с дополнительных доходов, готовы отчислять внутренние налоги. Определили проблематику села: нужны дороги, ремонт больницы и т.д. Заработали миллион и распределяют уже дальше на нужды села. Это их и мотивирует, и приятно, что сами заработали, сами вкладывают.

А если кто-то не захочет платить налоги?

Значит, он не сможет участвовать в кооперативе. Он может только сдавать продукцию, но он не будет участником кооператива. Если ты хочешь пользоваться всеми возможными опциями кооператива, то ты должен отвечать параметрам и его требованиям. В первую очередь, в плане социальной ответственности.

Мы за образец брали японскую модель построения кооператива. Там работают вертикально интегрированные кооперативные модели, которые занимаются всеми сферами жизни, вплоть до отдыха, досуга, отпуска члена кооператива.

IMG_7175ds

То есть, то, что люди производили, выращивали, было неэффективно и не приносило доход?

Да. Нам приводили аргументы: «Вот, молоко мы дешево сдаем, все услуги по земле дорогие, вспашка и прочее». Вот мы сейчас создали МТС крупный, сто тракторов приобрели. В этот проект инвестировали около $6,5 млн.

Кооператив это бесплатно предоставляет?

Первое правило – нельзя бесплатно давать. Они просто платят гораздо меньше, чем раньше, заказывая эти услуги. К примеру, средняя цена на вспашку в Хмельницкой области была от 25 до 35 гривен за сотку. То есть, это 2500-3500 гривен за га. Сейчас же МТС предоставляет услуги такой же процедуры за 1200 гривен. То есть в два раза ниже, чем в среднем услуги. Также, мы отрабатываем некоторые новые программы. К примеру, есть определенные виды продукции, выращивание которых дает право аграрию воспользоваться услугами МТС бесплатно.

А те посредники, которые ранее покупали продукцию у селян, к примеру, молоко, не мешают вам?

Определенная война и негатив есть, потому что мы меняем устоявшиеся, привычные для них правила игры, исключаем спекуляцию. Переработчики в свое время, и породили паразитирующую касту, посредников. Причем у людей посредники покупали по 2,5 гривен, а на заводы молоко уже попадало по 5 гривен.

Один предприниматель получал все сливки с этого процесса, не прикладывая особого труда. Они потом и сами начали страдать от этого, потому что стремительно стало падать качество молока. Не говоря о бесперспективности в связи с вводом европейских стандартов на молоко, финансово люди от этого страдали. Сейчас мы воюем с посредниками – экономическими методами. Мы поставили справедливую цену, сконцентрировали в одном месте продукцию и взяли на себя функцию ведения переговоров с переработчиками. Мы обеспечиваем им нужные объемы, логистику, и самое главное – качество.

Фермеры продают товар внутри кооператива, перерабатывающее предприятие приезжает в кооператив и закупает молоко.

IMG_7167d

А какая выгода от этого переработчику?

В плане цены переработчику это не особо выгодно. Но мы сделали выгодное предложение: покупая по пять гривен, а не по 3,5 – 4 гривны за литр, они получают нужный объем качественного сырья. Потому что, если молоко некачественное, то они не смогут произвести продукцию согласно стандартам и понесут потери.

Как вы контролируете качество?

Среди ста сдатчиков всегда найдется десять человек, которые пытаются хитрить: доливают в молоко воду, добавляют растительные жиры. Мы вычисляем их и проводим разъяснительную работу. В кооперативе работает автоматизированный пункт приема молока. Человек без посредников подходит с молоком, прикладывает скретч-карту участника кооператива. Считалось, он выливает свое молоко, качество которого определяется автоматически. Если все хорошо, ему приходит sms – уведомление о том, что на расчетный счет зачислены деньги.

А сколько у вас стоит литр молока сдать?

Сегодня цена внутри кооператива – 4,50 за литр. Переработчики покупают по 5 гривен. То, что получает кооператив, идет на логистические затраты, доставку, на моделирование. Пока о прибыли речь не идет.

LL: Такая же история с другими продуктами?

Мы приучаем людей выращивать то, на чем можно заработать: разные виды фасоли, тыкву – на семечку. Люди пока выращивают обычную. А еще есть многосемянная, она очень дорогая, идет на высококачественное масло. Сейчас можно выращивать саженцы плодовых, ореховых деревьев, заниматься производством всех видов все виды органичной продукции. Чечевицу выгодно выращивать.

Какую экономическую пользу получает компания «Сварог»?

Нам интересно развивать сегмент нишевых культур. Наша компания специализируется на производстве классической растениеводческой продукции. Это стабильные категории, но ведь есть немассовые, более рентабельные культуры, для организации производства которых у нас не было времени и возможности. У селян заниматься этим выходит лучше. Всем выгодно.

И какие, примерно, объемы у вас получается закупать?

В прошлом году около 120 тонн красной фасоли. Эта фасоль стоит около $1500 за тонну. Я думаю, что к 2017 году эти объемы будут исчисляться в тысячах тонн.

Вы уже можете просчитать экономику? Инвестиции и прибыль. Допустим, вы вложили $2,5 млн. Вы уже какую-то прибыль с этого получили?

Пока не получили. Это же не краткосрочная инвестиция. Мы модерируем два потока – входящий и исходящий. Входящий – это то, что люди производят и за это получают деньги, но они же эти деньги и тратят. Нужно отстроить и то, на что они тратят. Это поставка товаров народного потребления, энергетические ресурсы, медицинское страхование. К примеру, недавно мы договорились о сотрудничестве с рядом фармацевтических компаний – у людей появилась возможность покупать лекарства по ценам самых дешевых аптек. Плюс диспансерное обследование, формирование блоков региональной медицины по первому национальному аграрному кооперативу. Человек будет защищен во всех отношениях – финансы, здоровье, обучающие программы.

Вы не просчитывали, когда кооператив сможет начать приносить прибыль? Через какой период времени 5-10 лет?

Если взять отдельно выделенный кластер, из которого мы делаем сейчас инкубатор, я думаю, что на прибыль он должен выйти к началу 2017 года. Я думаю, что каждый мультипликационный кластер может выходить за два года на положительную доходность. Я беру пессимистически – 2 года.

Читайте також