ирак

11 грудня 2018 18:53

Стадо корів та криза води у Месопотамії: National Geographic опублікував зворушливе фото ФОТО

Річки Тигр та Євфрат посідають найважливіше місце у повсякденному житті 23 мільйонів людей, які живуть в Туреччині, Іраку та Сирії. Зараз у цих країнах велика проблема з водою. Однією з причин називають будівництво дамб. До 2040 року Тигр та Євфрат можуть не доходити до моря.

Фото стада корів, які йдуть берегом річки Тигр опублікував National Geographic.

У дописі під фото відомого американського телеканалу йдеться про проблему нестачі води у Месопотамії. На фотографії стадо корів прямує берегом річки Тигр до міста Хасанкейф. Саме з цієї річки та річки Євфрат споживають воду мешканці Туреччини, Іраку та Сирії. Однак вже зараз її не вистачає. Однією з причин називають будівництво дамб в Південній Анатолії. Вчені б’ють на сполох: до 2040 року річки можуть не доходити до моря.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Photo by @mathiasdepardon | A herd of cattle are heading back toward the town of Hasankeyf by the banks of the Tigris River. The Tigris and Euphrates occupy a pivotal place in the daily life of 23 million people living in Turkey, Iraq, and Syria. The history of these rivers and their presence in our own cultural history may be one of the oldest in the worl, spanning some 10,000 years of world heritage. The water crisis in the Mesopotamia is not only a result of climate change or Iraq mismanagement, some also argue that it is caused by Turkey’s water acquisition and the construction of dams in Southern Anatolia, such as the Ilisu dam. In 2025 the Tigris-Euphrates river basin could be under eight times more stress than in 2011. By 2040, these two mighty rivers may not even reach the sea. Hasankeyf, Turkey #turkey #mesopotamia #tigris #Hasankeyf #ilisudam #rivers

Публикация от National Geographic (@natgeo)

Читайте: Пережила голодомор та катастрофу: 78-річна жінка господарює у селі під Чорнобилем

Як повідомляв LANDLORD, британський фермер проводить благодійну акцію під назвою «Різдвяний трактор», збираючи гроші для фонду боротьби з раком.

Фото: Mathias Depardon

04 січня 2018 17:08

Україна збільшила експорт баранини в 11 разів. Ціна в середині країни поповзла у гору

Станом на початок грудня 2017 року, Україна експортувала 112 тонн баранини й козлятини, на суму $366 тисяч. Про це свідчать данні Державної фіскальної служби України.

У порівняння з іншими видами м’яса, цей обсяг є вкрай малим. Наприклад, експорт свіжої української яловичини за результатами 9 місяців 2017 року склав 8,5 тис. тонн, на суму $21,8 млн.

І тим не менш, цей обсяг експортованої баранини збільшився в 11,2 разів більше, ніж за весь 2016 рік, тоді було експортовано лише 10 тонн. Вартість експорту, порівняно з минулим роком, зросла у 6,7 раза. 94% усього обсягу української баранини й козлятини скупив Ірак. Ще 1,6% відправлено до Грузії, а 1,4% – до Туреччини.

Цікаво відмітити, що торговельні преференції на поставки цього м’яса до Європейського союзу на кінець 2017 року залишились навіть не початими. Так з обсягу 1650 тонн безмитних поставок баранини до ЄС не вичерпано жодного кілограму. Все це через не стачу об’ємів виробництва в середині країни.

Імпорт баранини й козлятини в Україну протягом січня-листопада 2017 року склав 14 тонн, що дорівнює загальному обсягу цієї продукції протягом 2016 року. Однак вартість імпорту за 11 місяців 2017 року сягнула $228 тис., проти – $138 тис. у 2016 році. 98,7% баранини й козлятини імпортувалось Україною протягом 11 місяців 2017 року з Нової Зеландії, решта – з Молдови.

На початку січня ціна за м’ясо баранини в середині країни різко пішла в гору. Так за даними Шувар-інфо, зараз кілограм цього м’яса коштує майже на 20%, або на 18 грн дорожче ніж на початку року і складає 98 грн за кілограм

20 грудня 2016 07:23

«У Ирака и Украины общая проблема — имидж»

Подготовка к третьему заседанию Landlord Club, состоявшемуся 27 сентября, длилась четыре месяца. По ощущениям — гораздо дольше. С момента нашего знакомства с представителем иракской компании Al‑Khafaji Group в Украине и принятия решения о проведении совместного Landlord Club до выступления перед сотней крупнейших аграрных бизнесменов страны прошел не один десяток встреч и много часов переговоров. Для Landlord это был бесценный опыт не только в организации очередного ивента с участием гостей и спикеров очень высокого уровня, но и в коммуникации с людьми Востока, с их культурой ведения бизнеса и переговоров, а также принципами выстраивания партнерских отношений.

Al‑Khafaji Group — одна из старейших бизнес‑групп в Ираке. Компания, основанная Кейсом Аль‑Хафаджи, работает уже около 50 лет. Ей удавалось расти и развиваться, осваивать новые направления бизнеса, несмотря на затяжные войны в Ираке и смену власти. В лучшие времена (до начала войны в 2003 году) выручка Al‑Khafaji Group достигала $1 млрд. Это внушительная цифра для иракской компании, которая не имеет отношения к добыче и экспорту нефти, составляющих основу экономики страны. В группу входят 12 компаний разных профилей: от строительной и банковской сферы до производства сладкой воды и торговли сырьем и едой. Крупнейшие компании в составе Al‑Khafaji Group: Dijla Soft Drinks Co. (производитель соков и сладкой воды, эксклюзивный ботлер продукции крупного американского производителя сладкой воды RC Cola), Al‑Rashidiya General Trading and Commercial Agencies Co. (торговля продовольствием, строительными материалами и продукцией тяжелого машиностроения), Al‑Imara Construction Co. (строительство).

Al‑Khafaji Group — это семейный бизнес, все входящие в группу компании возглавляют дети и племянники Кейса. Сам 75‑летний предприниматель курирует стратегические вопросы и выступает в роли ментора для молодых менеджеров Аль‑Хафаджи.

Начавшаяся в 2003‑м война нанесла сокрушительный удар по бизнесу Ирака, и компания Кейса Аль‑Хафаджи не стала исключением. Члены семьи покинули Багдад и переехали в Дубай (ОАЭ) и Амман (Иордания). Тем не менее они не закрыли свои заводы в Ираке, а лишь временно приостановили их работу. В 2011 году Аль‑Хафаджи стали одними из первых бизнесменов, вернувшихся в Ирак, чтобы восстанавливать не только свои компании, но и экономику страны. За пять лет они отстроили практически все свои предприятия и вернули половину прежней выручки — в 2015‑м она достигла $500 млн. Помимо развития своих предприятий, Al‑Khafaji Group принимает активное участие в государственной продовольственной программе. Компания участвует в государственных тендерах на поставку еды. Ежегодно Ирак тратит на покупку продуктов питания за рубежом около $30 млрд. Al‑Khafaji Group является одним из активных участников этого процесса — компания импортирует на рынок страны крупные партии муки, подсолнечного масла, курятины, говядины, кондитерских изделий. Сын Кейса, вице‑президент Al‑Khafaji Group Али Аль‑Хафаджи, вместе со своим братом Мустафой активно ищут партнеров и поставщиков продукции в Украине.

 

В прошлом году товарооборот между Украиной и Ираком составил $1,5 млрд. Мустафа Аль‑Хафаджи утверждает, что эту цифру можно увеличить минимум в 10 раз. Landlord Club стал прекрасной площадкой для знакомства и плодотворной коммуникации наших уважаемых спикеров из Ирака, Али и Мустафы Аль‑Хафаджи, с представителями крупного украинского агробизнеса. Переговорам и организации встреч предшествовало наше полуторачасовое интервью на сцене в уютном зале отеля Hyatt Regency Kiev. На страницах Landlord публикуем основные эпизоды этого разговора.

Дария Исакова: История Ирака глазами уроженца Ирака: насколько она отличается от той истории и фактов о стране, которые тиражируются во внешнем мире?
Али Аль‑Хафаджи: Древняя история нашей страны, которую преподают в школах по всему миру, совпадает с тем, что с детства рассказывают нам. На территории Ирака берет начало история человечества. Проблема в другом — в современной истории нашей страны. Вот ее за пределами региона знают очень плохо. И это наша проблема: неправильная трансляция информации об Ираке во внешний мир. К примеру, многие думают, что мы ездим верхом на верблюдах и живем в палатках в пустыне. На самом же деле средняя зарплата в Ираке в несколько раз выше, чем в Украине, многие сотрудники иракских компаний получили блестящее образование в Великобритании, США, странах ЕС. До того как у нас началась серия затяжных военных конфликтов, отголоски которых слышны до сих пор, Ирак мог конкурировать с большинством стран с развитой экономикой с точки зрения социальных стандартов, промышленности, инфраструктуры.
Мустафа Аль‑Хафаджи: У Ирака и Украины есть одна похожая проблема: наши страны не умеют себя рекламировать. Мы показываем себя миру не с лучшей стороны, хотя у нас богатая история, прекрасные возможности и перспективы. Я жил в Ираке 25 лет, еще 10 прожил в Украине, поэтому знаю, о чем говорю.

В прошлом году товарооборот между Украиной и Ираком составил $1,5 млрд

Д. И.: Расскажите об истории вашего бизнеса, о наиболее сложных и, напротив, самых успешных периодах его развития.
А. А.‑Х.: В истории нашего бизнеса были разные периоды. Мы начинали как промышленное предприятие, строили один завод за другим. В 1980‑е у нас были предприятия по производству пластика, строительных материалов, текстиля, безалкогольных напитков, а также несколько мельниц и банков. Мы росли вместе со страной. В 1970–1980‑х годах экономика Ирака переживала подъем. С 1991‑го нефть стала дешеветь — это был первый удар по бизнесу Ирака, последовавший затем военный конфликт уничтожил большинство промышленных предприятий, а также сельскохозяйственных компаний.
В период военного конфликта, начавшегося в 2003 году, мы сократили работу до минимума. Сейчас мы проходим этапы восстановления. Сначала отстроили и возобновили работу компании Dijla Soft Drinks Co., которая занимается производством соков и безалкогольных напитков. В настоящее время активно восстанавливаем и развиваем завод по производству строительных материалов. Кроме того, мы сосредоточились на торговле, в том числе на поставках продуктов питания в Ирак. Мы беспрерывно изучаем потребности сограждан, чтобы обеспечить их действительно необходимыми товарами, улучшить качество их жизни.

Д. И.: Ключевая отрасль Ирака — добыча и продажа нефти, это обеспечивает около 80% валютной выручки, поступающей в страну. Ваша группа никогда не имела отношения к нефтяному бизнесу, тем не менее она является одной из самых влиятельных в стране.
А. А.‑Х.: Так и есть, это основа нашей экономики. Между тем процесс переработки нефтепродуктов сосредоточен в руках частных компаний. У нас работают крупные мировые компании, заключившие долгосрочные контракты. Среди них Shell, British Petroleum и ряд других известных корпораций. Также в Ираке работает большое количество государственных предприятий, но все они остро нуждаются в модернизации, в развитии, в инвестициях. Кроме того, есть отрасли иракской экономики, которые полагаются только на опыт частного сектора. Это сфера строительства, средства связи, перерабатывающая промышленность и т. д. В течение столетий Ирак был развитой сельскохозяйственной страной. Сейчас мы, частный сектор, совместно с государством пытаемся возродить экономику с акцентами на ее сильных сторонах.

Д. И.: С началом Иракской войны в 2003 году семья Аль‑Хафаджи переехала в ОАЭ. Оставив завод, вы не оставили сотрудников, продолжали платить им зарплату, несмотря на остановку предприятия по производству сладкой воды. Кроме того, ваша семья одной из первых среди предпринимательских династий вернулась в Ирак. Это очень интересная история.
А. А.‑Х.: Это правда, моя семья покинула Багдад, но не те люди, которые непосредственно задействованы в бизнесе. Я и мои братья все время были в Ираке, на наших заводах. Уезжали оттуда только во время обострений, в те периоды, когда находиться в стране было действительно опасно для жизни. Мы открыли филиал нашей компании в Дубае, но все равно наш бизнес базируется в Ираке. Именно там — основные возможности, сейчас это целина, пространство для роста, потенциал для нас стать одним из лидеров в бизнес‑жизни региона.

Д. И.: Насколько высока в Ираке степень влияния государства на бизнес?
М. А.‑Х.: Государство не вмешивается в бизнес в привычном для Украины понимании этого слова. Более того, раньше частный бизнес получал очень хорошую поддержку от государства. Особенно в 1970–1980‑е. Тогда государство предоставляло значительные кредиты предпринимателям, землю, возможности открывать новый бизнес, развивать существующий. Есть ли в Ираке коррупция? Как и в Украине, сейчас она есть и в Ираке. К примеру, мы очень страдаем от нашей системы проведения тендеров.
А. А.‑Х.: Соглашусь, правительство не вмешивается в работу частных компаний, не оказывает налогового давления. У правительства другие цели, одна из них — организация взаимодействия и сотрудничества между предприятиями из разных секторов экономики.

Д. И.: В Ираке сейчас работает программа развития страны в рамках государственно‑­частного партнерства. Расскажите о деталях и особенностях этой программы.
М. А.‑Х.: Основное внимание руководство Ирака сейчас уделяет вопросам зарубежных инвестиций. Всячески поддерживаются инициативы по созданию совместных предприятий, в которых участвует иракский и зарубежный бизнес. Таким компаниям предоставляются обширные возможности. К примеру, в течение 10–15 лет они не платят налоги, им бесплатно предоставляются земли под строительство заводов или ведение сельскохозяйственной деятельности. В государственных банках можно получить беспроцентный кредит на два года. Иностранные инвесторы получают государственные гарантии. Все это делается для того, чтобы вернуть утраченное. Это сейчас Ирак импортирует еды на десятки миллиардов долларов в год, а ведь когда‑то, наоборот, наша страна была мощным производителем и экспортером сельскохозяйственной продукции. Например, мы лидировали по экспорту фиников.

«возможности в агробизнесе колоссальные — отрасль ждет инвесторов»

Д. И.: Сейчас сельское хозяйство в Ираке вообще не развивается?
А. А.‑Х.: К сожалению… В прежние времена сельское хозяйство развивалось в окрестностях больших городов. Во время войны огромные участки земель были изувечены. Сейчас за чертой городов простираются бескрайние непаханые в течение десяти и более лет поля. Остатки некогда развитой отрасли сегодня могут удовлетворить потребности Ирака в зерне максимум на один месяц. Но возможности для агробизнеса колоссальные — отрасль ждет инвесторов, которые рискнули бы и вложили деньги, чтобы впоследствии Ирак снова вышел на международную арену как продавец, а не покупатель продовольствия.

Д. И.: Тем не менее нынешняя ситуация позволяет неплохо развивать в Ираке трейдинговый бизнес, построенный на импорте. Сейчас Al‑Khafaji Group вполне успешно развивает это направление.
А. А.‑Х.: Так и есть. В 2003 году мы основали трейдинговую компанию Al‑Rashidiya, которая закупает товары за рубежом и поставляет их в Ирак: в рамках государственных тендеров, просто на рынок Ирака либо для нужд нашей бизнес‑группы. Например, сахар мы закупаем для производства сладкой воды на заводах Dijla Soft Drinks Co. В 2015‑м Ирак купил зерна на $800 млн, молочных продуктов и яиц — на $650 млн, мяса — на $650 млн, овощей — на $500 млн. Основные торговые партнеры Ирака на данном этапе: Турция, Иран, Египет, Саудовская Аравия, Канада, Бразилия. В этом году мы выиграли государственный тендер на поставку большой партии пшеницы второго класса в партнерстве с канадской компанией. Муку и молочные продукты мы закупаем в Иране, зерно — в России и Казахстане, подсолнечное масло — в Турции.

Д. И.: Почему в этом списке нет Украины?
А. А.‑Х.: Наши торговые отношения с Украиной — на начальном этапе развития, но они имеют очень большие перспективы. Нужно отметить, что многие товары, которые мы закупаем в перечисленных выше странах, были изначально куплены в Украине. Парадоксально: в Турции купить украинское подсолнечное масло дешевле, чем в Украине.

Д. И.: Какие категории украинской сельскохозяйственной продукции востребованы на рынке Ирака?
А. А.‑Х.: В первую очередь это готовая продукция. Большинство перерабатывающих предприятий в Ираке не функционируют — они пострадали в результате военных действий. Нам выгоднее импортировать муку, а не пшеницу, мороженное, а не молоко, подсолнечное масло, а не подсолнечник. Более того, подсолнечное масло наливом стараемся не завозить — его негде разливать, поэтому более востребованный продукт — это фасованное подсолнечное масло.
На иракском рынке хорошо представлена украинская курятина и куриные яйца. Производители — украинские компании «Авангард», «Днепровский», «Мироновский хлебопродукт». Как правило, локальные трейдеры в Ираке используют private label или просят компании‑поставщиков разрабатывать отдельные торговые марки для иракского рынка.
Наша компания Al‑Rashidiya начала работать с украинскими производителями аграрной продукции примерно два года назад. С некоторыми из них мы работаем ситуативно, с некоторыми подписали долгосрочные эксклюзивные контракты.
М. А.‑Х.: Добавлю по поводу подсолнечного масла. Действительно, большие партии мы покупаем в Турции, и там дешевле, чем в Украине. Но это масло из украинского сырья — турки закупают в вашей стране сырье и делают подсолнечное масло на своих мощностях. Но в Украине делают это лучше, качественнее. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы покупать масло в Украине. Государство Ирак покупает около 100 000 т подсолнечного масла в год. Это огромный объем, огромные возможности.
Важный момент по поводу позиционирования импортной продукции на рынке Ирака. Наш рынок всеядный, но все равно на нем есть свои фавориты —
решающую роль в этом играет не только качество товаров (это очень важно), но и степень раскрутки бренда. К примеру, у нас работает одна компания из Бразилии, которая инвестирует около $500 000 в год в рекламу на рынке Ирака. Как сказал Али, украинская продукция уже представлена в нашей стране, но с рекламой у нее пока тяжело.

Д. И.: Что нужно учитывать украинской компании, которая хочет выйти на рынок Ирака? Какие особенности, нюансы?
М. А‑Х.: То, что она не сможет работать на этом рынке без партнера — местной компании, которая понимает законы страны, особенности менталитета иракских жителей, негласные правила. Например, в Ираке не так давно начали работать, используя договоры, контракты. Для нас бумаги и подписи не так важны, как данное слово и доверие. Отношения в Ираке между партнерами, контрагентами, коллегами строятся в первую очередь на доверии. Строятся они долго и кропотливо, в течение месяцев и даже лет. В странах Европы, в Украине люди с трудом понимают эту особенность, думают, подписали бумагу — и дело сделано. Это одно из самых распространенных заблуждений, а ведь таких нюансов масса.
Найти торгового партнера очень важно. Но наша группа сейчас идет дальше: мы инициируем создание совместных с зарубежными предприятий на территории Ирака. Это инициатива в рамках государственной программы восстановления экономики страны. Нам нужна экспертиза, опыт компаний, работающих на развитых рынках (наш рынок тоже был развитым, пока война не отбросила его на десятилетия в прошлое). Помимо этого, нам нужны постоянные надежные поставщики. Приведу пример. Сейчас у Украины конфликт с Россией, этот рынок закрылся, и украинские производители ищут альтернативу. Они используют возможности, которые открывают перед ними рынки стран Ближнего Востока. Но ведь где гарантия, что завтра, через год или два отношения между Украиной и РФ не наладятся, и тогда украинские производители не переориентируют экспортные потоки на привычный для них соседний рынок? Бизнес в Ираке ориентирован на долгосрочное сотрудничество. Чтобы обезопасить себя от потери поставщиков, мы создаем СП. К примеру, производство подсолнечного масла или фасовка. Если украинская компания инвестировала деньги в предприятие и видит, что оно успешно работает, то будет стабильно снабжать его сырьем. Все просто. А о возможностях и льготах, которые предоставляет зарубежным компаниям государство в Ираке, мы говорили ранее. Это действительно беспрецедентная поддержка.

Д. И.: Вы сами правильно сказали в начале нашей беседы, что у Ирака есть такая же проблема, как и у нашей страны, — имидж. И с этим трудно спорить. Ирак длительное время находился в состоянии войны, сейчас у вас тоже неспокойно. Как вы можете гарантировать без­опасность компаниям, которые решатся на создание СП?
А. А‑Х.: В Ираке, как и в Украине, конфликты не на всей территории, а лишь в определенных местах, находящихся под особым контролем. Большая часть территории страны — это безопасная зона, которая сейчас отстраивается, возвращает прежний облик. Мы верим в то, что уже до конца года прекратятся даже те вспышки конфликтов, которые есть теперь, и наша страна (и с социальной, и с экономической точки зрения) окажется на новом витке развития.

Д. И.: Перед началом вашего выступления мы посмотрели видеообращение господина Кейса Аль‑Хафаджи, вашего отца. Очевидно, что он очень глубоко интегрирован в работу компании, контролирует большую часть процессов, связанных с бизнесом Al‑Khafaji Group, и даже выступление топ‑менеджмента в Украине. Расскажите о том, как семейные традиции сочетаются с крупным бизнесом вроде вашей группы.
А. А‑Х.: Наша компания уже очень давняя, мы учились бизнесу с детства — спасибо нашему отцу, Кейсу. Он не только дал нам возможность получить блестящее образование, увидеть мир, понять другие культуры, но и передал нам правильные, конструктивные принципы ведения бизнеса, партнерства, распределения ролей в компании. Кейс контролирует стратегические вопросы в компании, мы советуемся с ним, окончательное решение — за отцом. Наша семья — это прекрасная команда, в которой четко распределены роли и зоны ответственности. Большая и успешная компания может быть семейной.
История Al‑Khafaji Group — отличное тому подтверждение.

24 жовтня 2016 12:07

Ирак готов покупать украинскую продукцию

Ирак может стать постоянным покупателем украинской аграрной продукции: подсолнечного масла, муки, яиц, куриного мяса, зерна. Страна почти на 100% зависит от импорта продуктов питания. Ежегодно, чтобы прокормить 35‑миллионное население, Ирак тратит на покупку продовольствия на внешнем рынке около $30 млрд.

– Сейчас официальный торговый оборот между нашими государствами достигает $1,5 млрд в год, – говорит Мустафа Аль Кафаджи, представитель компании Khafaji Group в Украине. – Это ничтожно мало. Все дело в том, что в Ираке не знают украинскую продукцию. Ваши производители не занимаются продвижением своих брендов, не вкладывают в маркетинг. К примеру, у нас очень популярно куриное мясо из Бразилии. Стоит оно недешево, но люди эту курятину охотно покупают. А все потому, что бразильская компания ежегодно тратит несколько миллионов долларов на продвижение своего товара.

Есть еще одна проблема — многие украинские компании боятся работать с Ираком. Наша страна находится в черном списке банковской системы. Но у нас есть гарантийный банк. После снятия эмбарго заработала международная банковская система SWIFT, банки, учрежденные нашей группой, внедрили стандарты безопасной схемы проведения платежей. Сейчас ведутся переговоры с украинскими банками‑партнерами для улучшения взаимодействия в сфере платежей.

Иракские партнеры готовы работать с украинскими компаниями напрямую – открыть представительства, предоставить офисы в бизнес‑центрах, помочь с продвижением продукции, инвестировать в проекты по созданию совместных перерабатывающих предприятий, провести все необходимые процедуры по оформлению совместных предприятий в госорганах Ирака. Такая совместная работа поможет увеличить торговый оборот между странами до $15 млрд в год.

12 вересня 2016 09:02

Мустафа Аль Кафаджи, представитель Khafaji Group в Украине, о тот как украинским аграрным компаниям выйти на рынок Ирака

Ирак почти на 100% зависит от импорта продуктов питания. Ежегодно, чтобы прокормить 35‑миллионное население, страна тратит на покупку продовольствия на внешнем рынке около $30 млрд. Сейчас в это трудно поверить, но до войны Ирак был одним из лидеров по снабжению в регионе, в том числе экспортировалась и аграрная продукция.

За последние годы мы успели восстановить нефтедобывающую отрасль, электроснабжение и дороги. К примеру, в 2015-м в Ираке было добыто рекордное количество нефти. Благосостояние населения растет, увеличивается рождаемость.

Производство еды отстает — в этом году собственного урожая пшеницы Ираку хватит от силы на пару месяцев. Кроме того, из‑за нарушения правил севооборота (из года в год засевались одни и те же территории вблизи крупных городов) большая часть сельскохозяйственных земель в стране вернулась в состояние целины. Перерабатывающая и пищевая промышленность также пока не восстановлены. Чтобы прокормить население, государство реализует социальные программы. В частности, ежемесячно каждый гражданин Ирака получает продовольственный паек, в который входят основные продукты: подсолнечное масло, мука, рис. Все это министерство торговли закупает за рубежом: в соседних странах, а также в ЕС, Латинской Америке, США и Канаде.

Ирак может стать постоянным покупателем украинской аграрной продукции: подсолнечного масла, муки, яиц, куриного мяса, зерна. После запрета на ввоз товаров в Россию ваши агрокомпании несут большие потери. Европа защищает собственных производителей при помощи импортных пошлин. Поэтому украинским экспортерам стоит обратить внимание на страны Ближнего Востока. Ирак может стать для них новым перспективным рынком. Сейчас официальный торговый оборот между нашими государствами достигает $1,5 млрд в год. Это ничтожно мало. Все дело в том, что в Ираке не знают украинскую продукцию. Ваши производители не занимаются продвижением своих брендов, не вкладывают в маркетинг. К примеру, у нас очень популярно куриное мясо из Бразилии. Стоит оно недешево, но люди эту курятину охотно покупают. А все потому, что бразильская компания ежегодно тратит несколько миллионов долларов на продвижение своего товара.

Есть еще одна проблема — многие украинские компании боятся работать с Ираком. Наша страна находится в черном списке банковской системы. Но у нас есть гарантийный банк. После снятия эмбарго заработала международная банковская система SWIFT, банки, учрежденные нашей группой, внедрили стандарты безопасной схемы проведения платежей. Сейчас ведутся переговоры с украинскими банками‑партнерами для улучшения взаимодействия в сфере платежей.

С другой стороны, многие иракские компании тоже боятся покупать товар из Украины напрямую. Почему? Бывали случаи, когда покупатели так и не получили продукцию, или же приходил товар более низкого качества. Еще одна сложность в том, что часто невозможно договориться о встрече с владельцем компании. Приходится работать с посредниками, а это дополнительные расходы. Тем более что украинские производители и так завышают цены на свою продукцию. К примеру, украинское подсолнечное масло, которое бутилируют в Турции, там стоит дешевле, чем в Украине. Турки просто делают новую упаковку и пишут «сделано в Турции». Мясо птицы покупают компании из Иордании и тоже отправляют в Ирак. Поэтому реальный торговый оборот с Украиной в пять‑шесть раз выше официального.

Мы хотим напрямую работать с украинскими компаниями. Мы готовы помочь им выйти на иракский рынок: открыть представительства, предоставить офисы в наших бизнес‑центрах, помочь с продвижением пр одукции, инвестировать в проекты по созданию совместных перерабатывающих предприятий. Мы сами можем провести все необходимые процедуры по оформлению совместных предприятий в госорганах Ирака. Такая совместная работа поможет увеличить торговый оборот между нашими странами до $15 млрд в год.

Показати ще

Останні новини

Як живе іноземний фермер    19 липня 2019 14:12

Переорієнтація: чому угорські фермери тотально замінюють соняшник на сою

Німецькі технології на полях українських фермерів    17 липня 2019 10:02

Як Андрій Багрій об’єднав фермерів для вирощування фруктово-ягідної продукції
Показати ще