Новини / Думки     06 жовтня 2016 13:29

Руслан Осипенко: «Украина пойдет в Китай через Брюссель»


История торгово‑экономического сотрудничества между Украиной и Китаем могла бы насчитывать два десятка продуктивных лет. Первое соглашение между правительством Украины и правительством КНР было подписано еще в 1992 году. Однако число успешных проектов не превысило количества лет с момента первого пожатия рук ново­испеченных партнеров. 

За это время экономика Поднебесной заняла второе место в мире. Китай из штамповщика ширпотреба превратился в производителя высокотехнологической продукции с добавочной стоимостью. Среднемесячная зарплата неквалифицированного китайского рабочего сейчас составляет $500, и вот уже КНР рассматривает Украину, где средняя зарплата вдвое меньше, как площадку для переноса своего производства.

Какие надежды возлагает Китай на Украину, в прошлом году заявив о готовности вложить в экономику нашей страны $20 млрд? Почему, несмотря на украинскую привычку «долго запрягать», все так же терпеливо протягивает руку партнерства? Как быстро нам предстоит принимать решения, чтобы в соперничестве за инвестиции из Поднебесной обогнать более сообразительные страны‑конкуренты?
Эти вопросы Landlord обсудил с экспертом в украинско‑китайских бизнес‑отношениях Русланом Осипенко.

Landlord (LL): Популярен миф о том, что китайские партнеры готовы вкладывать в Украину большие деньги. Но опыт тех, кто уже сотрудничает с Китаем, свидетельствует, что на самом деле в работе с партнерами из КНР есть определенные сложности. Так ли это?
Руслан Осипенко (Р. О.): В декабре 2012 года Китай, руководствуясь принципами стратегического партнерства, предоставил Украине кредиты в энергетической сфере на сумму более $3 млрд, и на такую же сумму — в аграрной сфере. Велись переговоры о предоставлении кредита более $10 млрд на постройку социального жилья, инфраструктурных проектов, в том числе глубоководного порта в Евпатории.

Для реализации совместных проектов в Украину зашли большие китайские компании, товарооборот с Китаем начал расти и к 2013‑му достиг своего пика — $11 млрд. Через пять лет планировалось довести его до $20 млрд. Правительство обсуждало вопрос о валютном свопе, переходе на две валюты во взаимных расчетах — гривну и юань, что снизило бы риски при торговых операциях. Это фактически было бы прорывным моментом, позволило бы китайским компаниям за гривны приобретать украинскую технику, а украинским — за юани покупать китайскую, продавая свою аграрную продукцию в Китай.

После 2014 года наблюдается спад в двухсторонней торговле, китайские инвесторы потеряли свои активы в Донбассе и Крыму, но несмотря на это приняли решение усилить свое присутствие в Украине. Китайские компании: Lenovo, Huawei, CNCEC,CNBM, ZTE, China Shipping, SANY, Cofco,Еко‑ВТОР и др.— объединились на площадке Китайской торговой ассоциации. Они продолжили торгово‑экономические отношения с Украиной и демонстрируют намерение углублять их. В культуре этой страны нет привычки требовать, единственное, что хотел бы получить Китай, — это равноправные отношения, безопасность для инвестора, инвестиций, гарантии собственности.

Что способствовало появлению Китайской торговой ассоциации? В чем заключается ваша деятельность?
Китайская торговая ассоциация была создана в 2015‑м, через четыре года после установления отношений стратегического партнерства между КНР и Украиной. Именно с 2011 года мы наблюдаем углубление торгово‑экономических отношений между странами. Главной же задачей ассоциации было объединение китайских компаний с целью оптимизации расходов, снижения рисков экономических потерь. Ассоциация — это площадка для взаимопомощи и обмена информацией с целью лучшего понимания бизнес‑климата в Украине, защиты и лоббирования интересов китайских компаний — членов ассоциации. Вторая задача — это фактически построение моста между рынками Китая и Украины. Ассоциация помогает украинским компаниям выходить на китайский рынок, а китайским — заходить на украинский с пониманием всех его нюансов.
Я езжу по Украине с семинарами, рассказывая о КНР. Люди живут стереотипами, мол, Китай — неразвитый производитель дешевого ширпотреба. А это давно уже не так. Самый быстрый поезд, две космические орбитальные станции, самый мощный в мире компьютер на собственной элементной базе — все это современный Китай.

В 2015 году Украина присоединилась к китайской инициативе «Шелкового пути», и теперь мы должны были бы вести поиски развития и активизации торгово‑экономических отношений. Есть ли будущее у этого проекта?
Если Украина рассчитывает активно развивать торгово‑экономические отношения с Китаем, то она должна очень серьезно отнестись к реализации этой инициативы. К сожалению, пока у нас это рассматривается как новый железнодорожный путь в обход России. На самом деле философия «Шелкового пути» намного шире. Она фактически представляет собой некую политико‑экономическую ассоциацию с КНР. Это не только объединение дорог, авиационных, морских и железнодорожных маршрутов, но еще и координация политики, экономики, обеспечение свободы передвижения капиталов и непрерывности торговли. Также инициатива предусматривает активизацию взаимодействия на уровне обычных людей: обмен туристами, культурными и научными делегациями. Китай готов выделять на это деньги, для чего уже созданы инфраструктурные фонды, банки.

Бытует мнение, что Украина автоматически является звеном «Шелкового пути», но на самом деле это не так. «Шелковый путь» — это многообразие различных маршрутов, которые должны обеспечить переток товаров из Китая в Европу и обратно. В конкуренцию за эти потоки на государственном уровне включились десятки стан, выстраивая по своей территории продолжение китайской инфраструктуры. Например, Турция, Казахстан, Иран реализуют государственные программы по строительству скоростных железных дорог, активно модернизирует свои пути и Россия. В Украине же пока не строится ничего подобного.

00002
Мы кардинально отстали от стран, которые участвуют в этом проекте, как и мы. Поэтому если хотим получать китайские инвестиции и освоить рынок, надо делать «домашнее задание» — демонстрировать Китаю, что мы готовим лучшие условия для потока китайских товаров в Европу. Для этого, прежде всего, следует изменить отношение к Китаю и осознать, что сотрудничество с КНР соответствует жизненно важным интересам Украины.

На сегодня мы имеем заявленное движение в сторону Европейского союза, все внимание сосредоточено на ассоциации с ЕС. Но быстрой компенсации потерянных российских рынков на европейских рынках так и не произошло. Единственным на сегодня рынком, который готов принять и компенсировать удар для наших производителей, в первую очередь сельскохозяйственных, является Китай.

Как не потерять и не охладить заинтересованность в Украине со стороны китайских инвесторов?
В Украине есть много деловых людей, которые хотели бы работать с Китаем, но государственной поддержки у них, по сути, нет. Правительство смотрит в Европу, а малый и средний бизнес самостоятельно ищет выход на китайский рынок для сбыта своей продукции и привлечения инвестиций. Нынешнее развитие событий приведет к тому, что Украина пойдет в Китай через Брюссель. Мы стремимся наладить сотрудничество с ЕС, привести в соответствие нормы и стандарты, ассоциироваться в европейское сообщество.

Тем временем европейское сообщество шагнуло далеко вперед и уже работает с Китаем, развивая бизнес, привлекая китайские инвестиции, китайских туристов. Получается, что мы плетемся в хвосте Европы, чтобы в результате все равно прийти к той экономике, которая является второй после США. Так не лучше ли нам осмысленно налаживать одновременно и прямые связи с Китаем?

Какие‑то конкретные заявки и проекты уже есть?
Есть заявки, есть желание вложить серьезные деньги в Украину. Например, компания по производству строительных материалов и солнечных батарей СNBM — член нашей ассоциации, в начале 2013‑го заявляла о готовности до 2020 года инвестировать в совместные проекты до $7 млрд.

Китай реализует свою программу обеспечения продовольственной безопасности. Там строятся фермы, развивается животноводство, агросектор. Кроме заводов Украины, в очереди на поставку агропродукции в Китай стоят многие мировые предприятия — начиная от Австралии и заканчивая Аргентиной, Бразилией и Чили. Стремятся туда и европейцы. Так как Китай всегда системно и планово подходит к решению задач, то и эту он успешно воплотит в жизнь, и тогда «окно возможностей» для украинского агросектора в КНР закроется. Нам нельзя упускать имеющиеся шансы. Времени осталось не так много. Надо уже сегодня на государственном уровне активизировать торговлю как с ЕС, так и с Китаем. И как минимум нельзя не отвечать на призыв, сделанный Китаем устами его бывшего посла в Украине, рассмотреть возможность начать переговоры о зоне свободной торговли с КНР. Заметьте, не подписать договор, а вступить в переговоры. Тем паче что в 2011‑м мы подписали декларацию о стратегическом сотрудничестве с КНР, в 2015‑м присоединились к его стратегической инициативе «Один пояс — один путь», а потом не делаем следующий шаг.

Кроме несоответствия продукции и нежелания некоторых разбалованных производителей под кого‑то подстраиваться, что еще мешает выстроить эти отношения?
Китайский рынок для бизнеса считается сложным: он имеет свою специфику. Прежде всего, документы должны быть оформлены на китайском языке. Мешает незнание особенностей рынка. Но бизнес, который собирается выйти на китайский рынок, несмотря на сложности, все‑таки находит дороги. Масса украинских логистических компаний уже имеют представительства в КНР. Китайская торговая ассоциация и китайские компании здесь консультируют, как правильно зайти на китайский рынок, организовывают поездки на выставки и т. д. То есть с каждым новым контактом бизнес приближается к своей цели: правильно выйти на рынок, закрепиться на нем, оптимизировать денежные затраты или избежать каких‑либо рисков.

Особенность работы с китайским бизнесом такова, что правительство Китая должно оформлять рамочные соглашения с правительством страны‑партнера. Если вы не оформили этих отношений, бизнес идет на свой страх и риск, без какой‑либо поддержки. Кроме того, много времени у вас уйдет на выстраивание доверительных отношения с китайскими партнерами, однако если они сложатся, то окупятся сторицей.

И неплохо идет, если учесть, что в прошлом году Китай стал крупнейшим экспортным рынком для Украины.
Несмотря на все трудности, бизнес активен. Если мы занимаем первое место по экспорту подсолнечного масла, то есть китайские компании, которые хотят покупать его. Статистика — упрямая вещь: в 2015 году Китай стал крупнейшим импортером украинской аграрной продукции, причем второй год подряд. Он готов брать говядину, сою, рапс, ягоды и многое другое. Единственный момент, который надо учитывать, — культура потребления Китая немного отличается от украинской. Если адаптировать украинский продукт к этим запросам, он пойдет, и в больших количествах. Если товар действительно качественный и в наличии имеется достаточное его количество, то китайские бизнесмены уже находятся здесь. Сейчас мы вместе с Министерством аграрной политики работаем над тем, чтобы открыть рынок Китая для украинской говядины, шрота и курицы.

Для этого нужны какие‑то сертификаты?
Есть целый алгоритм, как заходить на китайский рынок, и его надо пройти. Начинается все с межправительственных договоренностей. Потом очередь за работой специализированных ведомств двух стран, которые отвечают за вопросы продовольственной безопасности. Затем проводится сертификация отдельных предприятий и компаний, которые стремятся экспортировать свою продукцию в Китай. После этого можно переходить к заключению коммерческого контракта и направлять продукцию на рынок Китая. Выводя на китайский рынок все новые и новые продукты, мы шире открываем окно возможностей для малого и среднего бизнеса.

Много ли украинских компаний уже получили эти сертификаты?
Сертификаты уже получили производители молочной продукции, это результат работы, которая началась в 2013‑м, а закончилась к 2015 году.. Для них это было критически важным, потому что молочная продукция шла на российский рынок. У нас могли закрыться масса комбинатов, а Китай фактически подставил плечо. КНР также заинтересована в экспорте украинской говядины. Но чтобы наладить ритмичные долгосрочные поставки, мясные породы надо закупать где‑то в Европе, завозить сюда поголовье скота. Многие фермы разрушены, их надо отстраивать по новым стандартам, бойни требуют модернизации. Китаю предлагалось профинансировать эту программу, начиная от постройки фермы и покупки племенного поголовья, и ожидать ритмических поставок через три‑четыре года. В условиях, когда более 100 заводов со всего мира хотят поставлять говядину в Китай уже сегодня, предложение украинской стороны не подошло. Тем не менее Китай не теряет интереса к украинской говядине и другим проектам в нашей стране.

Читайте також