Новини / Думки     14 грудня 2016 14:00

«Предложения банков не всегда соответствуют нашим ожиданиям»


Во время общения с представителями бизнеса нам часто приходится слышать о том, как нелегко сейчас агрокомпаниям привлекать финансовые ресурсы. Особенно трудно получить кредиты среднему и мелкому бизнесу. В одном из залов Premier Palace Hotel обсудить эту проблему собрались глава Международной финансовой корпорации (МФК) Елена Волошина, председатель правления UniCredit Bank Тамара Савощенко, заместитель председателя правления ПУМБ Алексей Волчков, партнер аудиторской компании PricewaterhouseCoopers Елена Волкова. Со стороны бизнеса в беседе участвовал совладелец «Росток‑Холдинга» Виктор Купавцев, который занимается сельским хозяйством более 20 лет.

Группа «Росток-Холдинг» обрабатывает около 60 000 га земли и входит в топ‑5 самых эффективных агрохолдингов Украины по версии журнала Landlord, ее EBITDA достигает $392 на гектар. Показатель чистый долг/EBITDA «Росток-Холдинга» на конец 2015 года не превышает 1,1. Это одно из правил Купавцева — не брать ресурсов больше, чем компания может обслужить. К разговору также присоединился генеральный директор «Росток‑Холдинга» Валерий Ласьков.

В течение двух часов участники встречи обсуждали, на каких условиях и под какие программы банки готовы выделять финансирование, что может выступать залогом по кредитам, какие финансовые инструменты появились на рынке и что теперь важно для фининститутов при оценке заемщиков.

Landlord: Виктор Петрович, когда было легче привлекать финансирование: в 1990‑х годах или сейчас?

Виктор Купавцев: Конечно, собственных ресурсов для развития компаниям недостаточно, поэтому приходится привлекать заемные. В первые годы независимости маржинальность бизнеса иногда доходила до 300%, но рынок был непредсказуемым, это был период дикого капитализма. Сейчас все изменилось: большинство сегментов стабилизировались, ключевые игроки определены, рынок живет в рамках цивилизованных правил. Но сейчас в стране период политической и экономической нестабильности. Инвесторы не хотят заходить в Украину из‑за высоких страновых рисков, череды финансовых кризисов, а также громких дефолтов публичных аграрный компаний. Ликвидность нашей банковской системы значительно сузилась. Поэтому в последние годы привлекать финансирование стало сложнее.

LL: На что вы готовы брать кредиты?

Виктор Купавцев: Группа «Росток‑Холдинг» обрабатывает около 60 000 га земли. Мы выращиваем зерновые, у нас есть собственные элеваторные мощности, животноводство. Нас интересуют инвестиционные кредиты, то есть долгосрочное кредитование при адекватной стоимости ресурса. Предложения банков не всегда соответствуют нашим ожиданиям. Кроме того, компании нужны средства на пополнение оборотного капитала, торговое финансирование.

LL: Компании сейчас чаще обращаются за долгосрочным или краткосрочным финансированием?

Алексей Волчков: Обычно в кризис компании приостанавливают инвестиции. Но на сельском хозяйстве это сказывается меньше. К примеру, потребность в обновлении техники есть всегда, потому ее финансирование ПУМБ не прекращал ни в один год. Сейчас аграрии опять начинают запускать проекты по строительству логистической инфраструктуры, перерабатывающих мощностей. В сельском хозяйстве горизонт планирования гораздо больше, чем в промышленности.

Валерий Ласьков и Виктор Купавцев: аграриев интересует инвестиционные кредиты, то есть долгосрочное кредитование при адекватной стоимости ресурса

Валерий Ласьков и Виктор Купавцев: аграриев интересует инвестиционные кредиты, то есть долгосрочное кредитование при адекватной стоимости ресурса

LL: Из‑за сложностей с привлечением финансирования для мелких и средних компаний МФК предложила программу аграрных расписок. Готовы ли наши аграрии пользоваться этим финансовым инструментом?

Елена Волошина: Раньше мы предоставляли финансирование банкам, которые потом кредитовали мелкие и средние компании. Проблема агросектора в том, что у мелких и средних производителей зачастую не хватает твердых залогов, чтобы обеспечить финансирование. Поэтому мы предложили им несколько механизмов. Один из них — векселя. Эту программу мы запустили совместно с банками Credit Agricole и Райффайзен Банк Аваль, а также компанией Bayer, которая является одним из крупнейших поставщиков средств защиты растений. Сейчас 15% рынка СЗР финансируется именно при помощи этого инструмента. Хотя, когда мы начинали, бухгалтера, особенно в мелких и средних хозяйствах, панически боялись этого инструмента, они его попросту не знали. Аграрные расписки — это тоже достаточно новый для рынка инструмент, мы его позаимствовали в Бразилии. Там он сработал замечательно. Сегодня этот инструмент работает в восьми областях. С помощью аграрных расписок уже профинансировано 200 млн гривен. Но чтобы такая программа заработала в полной мере, нужно к ней подключить банки. Пока они осторожно относятся к этому инструменту.

Валерий Ласьков: Проблема оценки залогов была и остается актуальной. Банки неохотно кредитуют мелкие и средние компании. Программа аграрных расписок — достаточно неплохой инструмент для привлечения средств, но она в основном рассчитана на мелких фермеров, которые в качестве залога используют будущий урожай.

Елена Волкова: Я считаю, что даже если залог правильный, урожай все‑таки нужно оценивать. Есть корпоративные права, элеватор, урожай. Их необходимо оценивать в комплексе и под них получить гарантию собственника — да что еще надо?

«предложения банков не всегда соответствуют нашим ожиданиям»

lu5c9280-45

LL: Почему банкиры не готовы активно внедрять аграрные расписки? И какие программы предлагают банки для работы со средними и мелкими компаниями?

Тамара Савощенко: Этот вопрос лежит в регуляторной плоскости, поскольку есть проблемы с резервированием. C точки зрения функциональности это один из немногих инструментов, который доступен мелкому сельхозбизнесу. Он намного лучше, чем векселя. Что касается остальных программ, то мы придерживаемся традиционного подхода. Предоставляем нашим клиентам обычное финансирование под оборотный капитал и под инвестиционные проекты. Сейчас в меньшей степени, в силу понятных причин. Одно из наших условий — это обязательное участие самого клиента. Мы не финансируем на 100% его проект. У нас также есть требования с точки зрения оценки рисков заемщика. «Росток‑Холдинг» — интересный клиент. Мы хотели бы поработать с ним.Алексей Волчков: Я хотел бы отметить, что сейчас проблем с финансированием агросектора нет. Любая компания, которая нормально ведет бизнес, легко получит кредит. Если год назад мы все говорили, что у банков проблемы с ликвидностью, то сейчас деньги появились. Есть проблема выбора правильного заемщика. Мы смотрим, как компании ведут бизнес: оцениваем затраты на гектар, общую кредитную нагрузку. Соотношение долга к EBITDA не должно превышать 3. Программ действительно очень много. К примеру, векселя обходятся клиенту в 3–5% годовых. Единственное, что так пока работают только поставщики агрохимии и семян, к сожалению, поставщики удобрений и топлива в этой программе не участвуют. Есть сезонное финансирование под урожай. И мы каждый год увеличиваем его объем.

Елена Волошина: Все мы знаем о нехватке залогов у средних и мелких компаний. У МФК существуют и беззалоговые инструменты. К сожалению, так же как вексель не воспринимался рынком, так и «квазиэквити» у собственников вызывает абсолютную аллергию. Они начинают сравнивать такой инструмент с необеспеченным кредитом с элементом участия в доходности компании с простым обеспеченным кредитом. А это даже не апельсины‑яблоки, это баклажаны и апельсины. К сожалению, из‑за того что инструмент на рынке пока не очень популярен, он доступен в большей степени международным финансовым институтам. Я часто слышу от собственников: «Мне не хватает залогов на обеспечение кредитов». Давайте будем говорить о необеспеченном, о субординированном финансировании. Но в этом случае я беру риск как инвестор в капитал. Значит, я ожидаю и соответствующую доходность. И тогда мы уже не говорим о 9–11%, мы говорим о совершенно другой процентной ставке. И вот здесь происходит непонимание.

Тамара Савощенко: Тут опять вопрос регуляторный, с резервами. Потому что, скорее всего, он будет оцениваться Национальным банком как обычный беззалоговый кредит. Со всеми вытекающими последствиями.

Елена Волкова уверена, что участие банков дисциплинирует компании

Елена Волкова уверена, что участие банков дисциплинирует компании

LL: Как банки сейчас оценивают устойчивость заемщика?
Валерий Ласьков: Банки обычно оценивают деятельность компании в динамике. Но в предкризисные годы в погоне за размещением ресурсов, за вознаграждением некоторые банки иногда пренебрегали правилами. В результате часть агрокомпаний набрали кредитов, исходя из оптимистических прогнозов развития. В кризис эти долговые обязательства стали для многих из них непосильной ношей, и дефолты следуют один за другим.

Алексей Волчков: В Украине цикл сельского хозяйства от хорошего до плохого года климатически обусловлен четырьмя‑пятью годами, поэтому банки смотрят на прибыльность компании за этот период. Переинвестирование всегда было бичом сельского хозяйства. Когда люди, получая хороший урожай в течение одного‑двух лет, тут же начинали инвестировать во все подряд. Набирали много денег в расчете, что 10 лет подряд растениеводство будет давать большую прибыльность, не учитывая, что бывают и плохие года. Потом это приводило к краху компании.

Елена Волкова: Проблема украинского агросектора гораздо глубже, чем просто долговая нагрузка. Он начал активно развиваться параллельно с банками. Было наличие финансирования, было желание это финансирование получить, но не было культуры освоения кредитных средств. Предприятия тратили деньги на землю, технику, на оборотный капитал. И каждая попытка банков проанализировать «а на что вы потратили?» всегда натыкалась на ответ «мы сами разберемся». У компаний были инвестиции в землю, в технику, но не было инвестиций в людей, в бюджетирование, в планирование, в анализ эффективности вложения кредитных средств. Только сейчас компании стали задумываться о том, куда направлять финансовые ресурсы. Это мы почувствовали по своим услугам: пару лет назад они начали инвестировать во внутренний аудит, в функцию бюджетирования, планирования.

Алексей Волчков: К примеру, во Франции средняя компания зачастую не имеет достаточной финансовой культуры, чтобы самой оценить правильность инвестиций. За нее финансовый анализ делает банк. В Украине эти услуги тоже начинают появляться. В ПУМБ мы уже более шести лет проводим стресс‑тесты и объясняем собственникам и финансистам компаний, каким мы видим их развитие и какую максимальную нагрузку рекомендуем. Всегда отговариваем клиентов от входа в большие инвестиционные проекты, которые основываются на пиковых доходах и не соизмеряются с прибылью компании за последние четыре‑пять лет.

«у мелких и средних производителей зачастую не хватает твердых залогов»

Тамара Савощенко и Алексей Волчков готовы выделять аграриям кредиты, но для этого агрокомпании должны доказать свою эффективность

Тамара Савощенко и Алексей Волчков готовы выделять аграриям кредиты, но для этого агрокомпании должны доказать свою эффективность

Валерий Ласьков: Аграрные компании долгие годы оставались непонятными, а значит рискованными клиентами для банкиров. Финансовые учреждения активно кредитовали металлургические, химические предприятия. Даже если банк принимал решение выдать финансовые ресурсы агрокомпании, то это был кредит только под рабочий капитал, то есть короткие деньги на срок до девяти месяцев. Поэтому многие агропредприятия были вынуждены использовать на инвестиционные проекты ресурсы, которые на самом деле были привлечены под рабочий капитал. Тогда возникал огромный перекос кредитного портфеля. Короткие деньги обслуживали инвестиции с долгой окупаемостью. Получалась своеобразная петля, которая все туже затягивалась на шее аграриев. Когда начал появляться интерес со стороны инвестиционных западных компаний и пришли частные инвестиционные фонды, украинские банки тоже начали внимательнее смотреть на АПК. Они разработали специальные финансовые программы для данного сектора. В это время некоторые агрокомпании разместили свои акции на публичных рынках, что позволило им увеличить капитализацию и улучшить кредитную привлекательность. В результате у них появилась возможность реструктуризировать кредитные портфели и привести их в соответствие с потребностями компании. С моей точки зрения, западные инвесторы, а также международные финансовые институты, такие как МФК и ЕБРР, принесли в АПК страны цивилизованную финансовую культуру.

Елена Волкова: Кроме собственно финансирования участие банка всегда в определенном смысле дисциплинирует, чему‑то учит, открывает новые возможности. Потому что это свежий взгляд. Это кто‑то, кто видел сотни таких проектов по всему миру. И через эту экспертизу банки дают компании толчок к развитию.

LL: Под какие программы готовы выдать финансирование коммерческие банки?

Елена Волошина: МФК может предоставлять краткосрочное финансирование под оборотный капитал. Раньше мы этого не делали. Наша программа немного отличается от оборотных денег, которые предлагают коммерческие банки, прежде всего длительностью срока. МФК может предоставлять финансирование и под инвестиционные программы, в том числе на строительство элеваторов.

Тамара Савощенко: Под инвестпрограммы, под те же элеваторы, на срок до семи лет.

Алексей Волчков: Мы даем деньги на строительство элеваторов, покупку техники. Меньше, но рассматриваем проекты по переработке. В прошлом году совместно с одним агропорталом мы делали оценку мирового экспорта сельхозпродукции. Украина экспортирует столько же зерна, сколько весь Евросоюз. А по поставкам на мировой рынок продуктов переработки наша страна отстает в четыре раза. Я понимаю, нужны большие инвестиции в строительство предприятий, понимание рынков сбыта.

Виктор Купавцев: Это ошибочная позиция. Потенциал аграрной отрасли настолько велик, что переработать весь объем производимого в Украине сырья нереально. Однако наличие необходимых мощностей для переработки не решает вопрос выхода наших товаров с добавленной стоимостью на внешние рынки. Первая проблема связана с качеством продуктов. Вторая — на Западе достаточно собственных производителей продовольствия. Чтобы продавать свои продукты, например в Европе, нашим производителям приходится строить или покупать там перерабатывающие предприятия. Украинским фермерам можно и нужно использовать мировой опыт и создавать кооперативы для развития бизнеса и привлечения финансирования.

Тамара Савощенко: У нас кооперативы не приживутся. Это менталитет. Почему все ждут отмены моратория на продажу земли сельхозназначения? Потому что мелкий фермер продаст землю. Объединяться никто не будет. Это семья может объединиться, две семьи, но это уже исключительный случай.

Валерий Ласьков: Очень хорошо, что банки готовы инвестировать в инфраструктуру. Но хочу обратить внимание наших банкиров на то, что в программах западных банков, а также международных финансовых институтов МФК и ЕБРР при выделении долгосрочных инвестиций существует такой важный момент, как отсрочка погашения. Этот льготный период обычно длится с момента строительства объекта до его ввода в эксплуатацию. В Украине перевернутая ситуация: ты еще ничего не построил, но уже должен погашать тело кредита, платить проценты.

Алексей Волчков: Льготный период у нас существует: полгода, иногда год. Но он касается только тела кредита. Мы изучаем денежный поток от деятельности всей компании, не только конкретного проекта. Его величина должна быть выше, чем 1,3 для погашения инвесткредита. Если он чуть меньше, мы даем льготный период.
Виктор Купавцев: Наше законодательство не позволяет финансовому рынку использовать весь спектр инструментов, которые есть в арсенале западных банков. За исключением банковских кредитов, доступ к другим финансовым инструментам для украинских предприятий закрыт. Параллельно с банками в европейских странах работает много других финансовых институтов: инвестиционные фонды, фондовые биржи, трасты — все это альтернативные источники заемных денег. Они предлагают гораздо большее количество продуктов по привлечению ресурсов как для мелкого и среднего, так и для крупного бизнеса.

«у компаний появилась культура освоения денег — они начали инвестировать во внутренний аудит, бюджетирование, планирование»

lu5c9401-48

Тамара Савощенко: Мы также активно предоставляем торговое финансирование — это инструмент №1. Просто, как правило, мы его даем постоянным клиентам. Мы знаем, как они работают. Если клиент обслуживается в трех банках, и все они являются основными, любой из них может дать такое финансирование. Это инструмент, который очень активно используется.

Алексей Волчков: Есть короткое беззалоговое контрактное финансирование, которое не очень активно используют, но мы его предоставляем своим клиентам, когда есть четкий покупатель на товар и надо профинансировать покупку, логистику. При этом покупатель не должен быть торговым подразделением украинского заемщика. Такое финансирование мы предлагаем на срок до 1,5 месяцев под минимальный залог.
Виктор Купавцев: Какая долговая нагрузка на гектар считается приемлемой с точки зрения банков?

Тамара Савощенко: $700–800 на гектар. Кроме оборота мы оцениваем эффективность компании, ее систему управления.

Виктор Купавцев: Правильная система менеджмента — важный фактор успешности компании. Я являюсь противником авторитарного стиля управления. Есть команда, и она должна работать.

Тамара Савощенко: Конечно, эффективное управление очень важно: налажены ли внутренние процессы, есть ли делегирование. Дальше рассматриваем отдельно каждую функцию: насколько эффективна финансовая служба, какова система планирования, анализа, бухгалтерского учета. Это, наверное, самый важный из нецифровых показателей. Нагрузка на гектар, в принципе, говорит не о многом. Надо посмотреть, где эти гектары расположены, разрознены или нет, какая урожайность, есть ли элеваторы.

Валерий Ласьков: Сейчас банки уделяют особое внимание оценке системы корпоративного управления. Они оценивают, кто и как управляет компанией, кто и как принимает решения. Соответствие правилам корпоративного управления является обязательным условием для публичных компаний. Несмотря на то что формально «Росток‑Холдинг» не является публичной компанией, мы стараемся соответствовать всем требованиям к корпоративному управлению. Например, с 2010‑го компания ежегодно проходит независимый международный аудит.
Алексей Волчков: По новому законодательству, со следующего года при кредитном портфеле свыше 200 млн гривен аудит будет обязательным для всех компаний.

LL: С КАКИМИ СЛОЖНОСТЯМИ ВЫ СТАЛКИВАЕТЕСЬ ПРИ АУДИТЕ АГРОКОМПАНИЙ?
Елена Волкова: Это дорогие сотрудники, большая инвестиция. Но иначе никак. Имея на руках одну отчетность, кредит не получишь. Аудит — один из элементов корпоративной культуры. Необходимо понимать, куда компания стремится дальше. Мы не навязываем эту услугу, компании сами должны почувствовать потребность в аудите. На самом деле, вроде период кризиса, период экономии, но спрос на эту услугу растет. Компании почувствовали потребность, потому что сами на внутреннем рынке они не получат финансирование. Если они хотят пойти к МФК или ЕБРР, то первое, что потребуют международные финансовые институты, — это аудированную отчетность. Другое дело, что многие украинские компании до сих пор не готовы открыться и предоставить всю информацию.

Читайте також