Новини / Аналітика     15 серпня 2016 00:35

Низкая оценка. Почему украинские агрохолдинги сильно подешевели


Основные причины: падение цен на агропродукцию на мировом рынке, гибридная война с Россией, низкий страновой рейтинг Украины, девальвация гривны. Кроме того, некоторые агрохолдинги не справились с долговой нагрузкой. Еще одним негативным фактором стал низкий уровень корпоративного управления. «В последние годы почти весь отечественный агробизнес в глазах иностранных портфельных инвесторов себя дискредитировал. Собственники оказались не готовы платить дивиденды и допускать к управлению портфельных инвесторов, — говорит главный финансовый аналитик рейтингового агентства «Эксперт‑Рейтинг» Виталий Шапран. — У многих компаний капитализация рухнула в разы, их акционеры потеряли деньги и доверие».

В результате инвесторы стали осторожнее относиться к аграрным компаниям из Украины. Теперь, принимая решение о вложении средств, западные инвесторы в первую очередь интересуются менеджментом и эффективностью бизнеса. «Сейчас они доверяют лишь «голубым фишкам»: «Мироновскому хлебопродукту», «Астарте», «Кернелу», «Индустриальной молочной компании», — отмечает партнер аудиторской компании Kreston GCG Артем Ковбель. По его мнению, спрос на акции украинских агрохолдингов восстановится не раньше, чем через три‑четыре года.

Кто чем может
Своего исторического минимума котировки ценных бумаг украинских агрохолдингов достигли в середине 2014‑го. «Последние полтора‑два года все украинские бумаги растут, даже такие высокорисковые и закредитованные акции, как KSG Agro и Milkiland», — подчеркивает старший аналитик компании Concorde Capital Александр Паращий. Некоторые украинские предприятия за последние два года смогли значительно сократить свою долговую нагрузку, тогда как другие все еще находятся в процессе реструктуризации кредитов. «Стоимость акций агрокомпаний восстанавливается на фоне стабилизации экономической ситуации в стране и постепенного укрепления курса гривны», — отмечает старший аналитик Dragon Capital Наталья Шпигоцкая.
На зарубежных фондовых биржах (преимущественно на Варшавской) торгуются ценные бумаги 13 украинских агрохолдингов. Одними из наиболее рисковых считаются акции Milkiland и KSG Agro. Пару лет назад обе компании не справились с долговой нагрузкой.

«КАПИТАЛИЗАЦИЯ
АГРОКОМПАНИЙ
РУХНУЛА В РАЗЫ»

Котировки акций KSG Agro Сергея Касьянова рухнули, когда Варшавская фондовая биржа приостановила их листинг. Агрохолдинг вовремя не предоставил финансовую отчетность. Вскоре инвесторы узнали о долге компании в $100 млн. С тех пор стоимость акций KSG Agro не дотягивает даже до 2 злотых. Хотя при размещении в мае 2011‑го бумаги компании оценили в 22 злотых. За пять лет рыночная капитализация холдинга просела в шесть раз и сейчас едва превышает $24 млн. Но Касьянов не опустил руки: он вернулся к оперативному управлению и активно реструктуризирует кредиты. За год ему удалось снизить долговую нагрузку KSG Agro на 60%, до $42 млн. Часть предприятий он отдал банкам в качестве залога и теперь арендует их на выгодных условиях. Но текущие обязательства холдинга все еще превышают его оборотные активы на $11,5 млн. В апреле 2016‑го компания подписала с кредиторами соглашение о реструктуризации долга в размере $20 млн сроком на 10 лет. Новых кредитов в этом году компания KSG Agro привлекать не намерена. По словам Касьянова, компания будет реинвестировать прибыль. Основными направлениями KSG Agro останутся растениеводство и свиноводство.

Ведет переговоры с банками о реструктуризации долгов и компания Milkiland Анатолия Юркевича. Одного из крупнейших производителей сыра подкосило закрытие российского рынка, куда компания отправляла более трети своей продукции. Чтобы рассчитаться с долгами, Юркевич начал распродавать активы. Ритейлеру «Караван» достались два его гипермаркета «Країна». Бизнесмен собирался продать Останкинский завод в России. По словам руководителя службы по связям с инвесторами компании Milkiland Сергея Трифонова, это предприятие обеспечивает группе около 75% ЕBITDA. «Это был один из возможных вариантов, который мы рассматривали в ходе переговоров с кредиторами, — подчеркнул Трифонов. — Переговоры продолжаются». Компания не намерена избавляться и от бизнеса в Польше. По словам Трифонова, завод «Островия» наконец вышел на точку безубыточности. Сейчас он производит белковый концентрат для рынка ЕС. Milkiland также пытается закрепиться на польском рынке сыра. Но там высокая конкуренция, и сделать это непросто. В рамках зоны свободной торговли между Украиной и ЕС Milkiland планирует импортировать сыр в Украину. По информации Трифонова, компания почти вышла из кризиса. Но кредитный портфель все еще большой.

Восходящая звезда

Выигрышно на фоне остальных украинских публичных компаний выглядит холдинг по производству яиц и яичных продуктов Ovostar Union. За последние пять лет котировки его ценных бумаг выросли на 59%, до 98,5 злотых. «Мы — единственная компания второй волны выхода на IPO после «Кернела» и МХП, чьи акции сейчас стоят дороже, чем после первичного размещения», — отмечает совладелец Ovostar Виталий Вересенко. Если раньше компания большую часть продукции продавала на внутреннем рынке, то сейчас активно развивает экспорт. За первые три месяца 2016‑го Ovostar на 46% увеличила его объемы по сравнению с тем же периодом прошлого года.

С начала года суммарная капитализация украинских агрохолдингов выросла на 9,6%

С начала года суммарная капитализация украинских агрохолдингов выросла на 9,6%

Компания активно инвестирует в свое развитие, но старается не брать больших кредитов. «У нас нет цели развиваться любой ценой. Лишних кредитов мы не берем, — подчеркивает совладелец Ovostar Борис Беликов. — В развитие реинвестируем чистую прибыль». Сейчас финансовые обязательства компании — около $20 млн.

«Голубые фишки»
На долю трех крупнейших украинских агрохолдингов — «Кернел», «Астарта», «Мироновский хлебопродукт» — приходится, по словам Шпигоцкой, 87% суммарной капитализации украинских публичных компаний. Капитализация «Кернела» Андрея Веревского составляет $1,1 млрд. При этом долговая нагрузка компании остается невысокой: соотношение долга к EBITDA — 1,23. В прошлом году польские инвесторы признали крупнейшего производителя подсолнечного масла из Украины «Лучшей иностранной компанией года» среди компаний Центральной и Восточной Европы.
По данным Шпигоцкой, капитализация МХП Юрия Косюка составляет $1 млрд. Холдинг «Астарта» Виктора Иванчика инвест‑банкиры оценивают в $300 млн. Лидер по производству сахара в Украине считается сверхнадежным заемщиком, регулярно получает кредиты от ЕБРР и IFC.

С начала года суммарная капитализация «голубых фишек» выросла на 11%. А всех украинских агрохолдингов — на 9,6%.
К «голубым фишкам» можно отнести и «Индустриальную молочную компанию» Александра Петрова. За последний год стоимость акций ИМК выросла почти вдвое, до 7,14 злотого. Чтобы увеличить чистую прибыль на акцию и повысить уровень доверия к компании среди инвесторов, в апреле 2016-го ИМК анонсировала программу обратного выкупа 1,5 млн штук собственных акций.
Компания всегда уделяла большое внимание взаимоотношениям с инвесторами. В 2013 году она даже стала лауреатом конкурса Варшавской фондовой биржи IR Leader в категории «Лучшая коммуникация с финансовыми СМИ» среди иностранных эмитентов. Зачем это нужно? «Инвесторам необходимо объяснять и доказывать, что, несмотря на макроэкономические сложности, в Украине есть устойчивые, надежные публичные компании, которые из‑за непростой экономической ситуации сейчас сильно недооценены и могут быть интересным объектом для инвестирования», — считает генеральный директор ИМК Алекс Лисситса.

спрос на акции
агрохолдингов
восстановится
через три‑четыре года

Основная часть инвесторов ИМК — польские фонды. В этом году в совет директоров компании вошел опытный польский фондовый менеджер Камил Гаворески. «Профессиональный опыт Камила и его знания будут способствовать росту рыночной капитализации компании и увеличению ликвидности ее акций», — поясняет Лисситса.

Ликвидность украинских эмитентов пока остается довольно низкой. И дело тут не только в агрохолдингах. На польском фондовом рынке, где обращаются ценные бумаги большинства украинских компаний, произошли законодательные изменения не в пользу пенсионных фондов, являвшихся основными игроками.
«У фондов сейчас меньше денег и возможностей, — рассказывает Паращий. — Соответственно польский рынок сам изменился не в лучшую сторону».

Читайте також