Новини    17 листопада 2016 12:57

Друг двух президентов. Как Дуэйн Андреас превратил Archer Daniels Midland из небольшой аграрной компании в транснационального монстра


В 1960‑е годы американская компания Archer Daniels Midland (ADM) переживала застой в развитии и нуждалась в новом энергичном руководстве с креативными идеями и нестандартным мышлением. Выбор пал на Дуэйна Андреаса, и акционеры об этом ни разу не пожалели. Он увеличил продажи в 31 раз и превратил небольшую аграрную компанию в транснационального монстра с доходом в $14 млрд. Ему несколько десятилетий удавалось лично формировать аграрную политику всей страны, и несмотря на скандалы, связанные с чрезмерным лоббированием интересов ADM на государственном уровне, Андреас закончил жизнь с репутацией одного из самых эффективных бизнесменов в истории США.

К востоку от города Декатур (штат Иллинойс) бескрайние поля кукурузы внезапно сталкиваются со стеной элеваторов, промышленных предприятий и офисных зданий. Еще несколько десятилетий назад здесь располагалась штаб‑квартира одного из крупнейших в мире производителей продуктов питания и биоэтанола Archer Daniels Midland. Этот колосс из стали и бетона извергает в облака пар и выглядит на фоне окружающего сельскохозяйственного пейзажа как‑то слишком контрастно. Сейчас главный офис корпорации находится уже в Чикаго, но комплекс возле Декатура — это ее сердце: именно здесь Андреас четверть века создавал тот фундамент, с опорой на который ADM сегодня отстаи­вает свои позиции на мировом рынке.

«В середине комплекса находится бронзовая статуя президента США Рональда Рейгана, а за ней здание, в котором Дуэйн Андреас управляет миром», — писала в 1980‑е годы одна из американских газет. В 1960‑е бизнес с полувековой историей, управляемый внуками основателей, нуждался в кардинальных переменах. В 1971 году на пост генерального директора этого сравнительно небольшого регионального переработчика сельскохозяйственной продукции и едва прибыльного оператора элеваторов был приглашен 49‑летний Андреас.

СМИ называли его «соевым королем» и обвиняли в излишней щедрости по отношению к политикам, но все отмечали также феноменальные финансовые и производственные результаты его корпорации. Андреас возглавлял ADM 26 лет — до 1997 года, пока ему не исполнилось 80 лет. При этом последнюю четверть XX века он оставался самой влиятельной фигурой на рынке агропромышленного производства США: как благодаря своему авторитету, так и щедрым взносам во всевозможные избирательные фонды. За годы пребывания Андреаса у руля ADM компания выросла в транснационального гиганта с диверсифицированным бизнесом. За это время продажи ADM увеличились в 31 раз — с $450 млн до $14 млрд в 1997‑м.

Доход корпорации в 2015 году составил $81 млрд — это больше валового внутреннего продукта Беларуси и приравнивается к 62% ВВП Украины. Сейчас это один из крупнейших глобальных зернотрейдеров. Бывший посол США в СССР Роберт Страус как‑то сказал в комментарии изданию Frontline: «Дуэйн Андреас — очень способный бизнесмен, вероятно, способнейших среди тех, которых я когда‑либо знал». 2 Мировой супермаркет Андреас родился в семье фермеров-­меннонитов в Миннесоте и вырос в доме, где не было даже водопровода. Позже, объясняя свою щедрость в финансировании различных политиков, он говорил, что был воспитан в религиозной традиции, которая призывала отдавать 10% личного дохода церкви. При этом добавлял: «Я полагаю, что политика — это для меня сейчас почти то же, что и церковь». Молодой Дуэйн мечтал стать министром, но бросил учебу в колледже, чтобы помочь своему отцу на ферме. Во время Второй мировой войны семейное дело пошло неплохо, и со временем ему удалось продать этот бизнес компании Cargill по очень хорошей цене. Вскоре Андреас стал самым молодым вице‑президентом Cargill и, по слухам, мог занять пост генерального директора этой компании. Но в 1952 году он подал в отставку и посвятил себя трейдингу.

Андреас рассказывал, что ездил в Москву и встречался там с Иосифом Сталиным, сумев продать Советам в разгар холодной войны 150 000 т подсолнечного масла. «У меня была американская нефть, за которую я купил в Аргентине масло и перепродал его Сталину», — рассказывал он, рассматривая в своем кабинете фотографии, сделанные на встречах с Фиделем Кастро, Конрадом Аденауэром, Шарлем де Голлем, Гамалем Абделем Насером, Тито… В 1966 году Дуэйн купил небольшой пакет акций ADM и получил место в совете директоров компании.

Спустя четыре года он ее возглавил. Когда Андреаса пригласили руководить ADM, ему было почти 50 лет, но возраст никак не влиял на его невероятную энергичность. Первое, что он сделал на новом посту, — разогнал отдел по связям с общественностью, который состоял из 27 человек, и отказался от услуг аналитиков. Затем он пустил с молотка все непрофильные активы корпорации, но при этом обзавелся собственным парком железнодорожных вагонов и флотом из речных барж для перевозки продукции. Получив в свои руки штурвал, Андреас решил превратить региональную сельскохозяйственную компанию в крупнейшего мирового производителя еды. Он провозгласил курс на создание «мирового супермаркета». Сейчас этой концепции придерживаются все крупнейшие мировые агрокомпании, но для начала 1970‑х это было новшеством. Ему также лично удалось убедить руководителей Pepsi и Coca‑Cola использовать вместо сахара подсластители производства ADM. Андреас сосредоточил усилия на производстве синтезированного соевого белка и превратил компанию в мощную промышленную корпорацию — настолько большую, что отношения с антимонопольными органами США стали его постоянной головной болью.

Как‑то руководитель ADM вспоминал, что ставка на синтез белка была сделана, поскольку он четко выделил сильные и слабые стороны корпорации. «Научные исследования в ADM уже тогда были поставлены так хорошо, что на 10 лет опережали конкурентов. Было бы глупо этим не воспользоваться», — объяснял Андреас. Выращивание сои Андреас превратил в целую идеологическую программу, направленную на ликвидацию голода во всем мире. Под этим предлогом Дуэйну удалось подключить в большей и меньшей степени к лоббированию своих интересов и короля Испании, и мать Терезу, и даже Папу Римского.

В 1974 году компания начала внешнюю экспансию и приобрела огромные соевые плантации в Бразилии, а также заводы по переработке в Нидерландах. С этого момента началась история ADM в Европе. Наверное, одним из главных достижений европейского похода стало поглощение крупного немецкого зернотрейдера Alfred C. Toepfer, которое завершилось в 2002‑м. К слову, благодаря этой покупке американская корпорация стала заметным игроком и на украинском рынке, куда немцы зашли еще в 1990‑е годы. Особенно успешно Андреасу удавалось лоббировать открытие экспорта зерна. Например, от Ричарда Никсона удалось добиться разрешения на продажу этого продукта в Китай, а также в СССР. При Андреасе в портфеле корпорации ADM появляется еще один чрезвычайно важный вид деятельности, который также стал возможен благодаря мощной научной работе. Если мнение о том, что СССР развалили низкие цены на нефть, правильное, то корпорацию ADM смело можно записывать в перечень непосредственных гробовщиков Страны советов.

В 1978 году из‑за эмбарго арабской нефти президент США Джимми Картер обратился к главе ADM с просьбой стремительно нарастить объемы производства биоэтанола для добавок к топливу. Корпорация справилась с задачей блестяще и до сих пор контролирует около 25% рынка этого вида продукции на континенте. Не добившись уступок со стороны США и поняв тщетность нефтяного эмбарго, Саудовская Аравия приняла решение о снятии ограничений на нефтедобычу, что резко обрушило цены и внесло серьезный вклад в падение советского режима.

АНДРЕАС ПРЕВРАТИЛ ADM В МОЩНУЮ ПРОМЫШЛЕННУЮ КОРПОРАЦИЮ

Хотя подавляющее большинство прибыли ADM традиционно приходит от переработки кукурузы и сои, а также выпуска пищевых добавок, производство этанола занимало до 40% чистой прибыли в 2000‑е и является очень важной частью бизнеса сейчас.

Против течения

«Андреас поднимается каждое утро в 5:30, ныряет в бассейн и 20 минут плывет против реактивной струи», — так начинала статью о 70‑летнем генеральном директоре ADM одна из американских газет в 1980‑е годы. «Если я не буду тренироваться в преодолении трудностей, то меня припрут к стенке», — объяснял Дуэйн свою привычку. «Обычный, невысокого роста дедушка, которого можно запросто по ошибке принять за человека с гораздо более скромным положением, — делится впечатлениями журналист, — но это впечатление исчезает, как только Андреас начинает говорить». Покончив за обедом с соевыми бургерами и соевым сыром на десерт, Андреас объявляет, что свободный рынок и агросектор несовместимы.

«Правительство участвует в каждой фазе сельского хозяйства, — уверял Дуэйн. — Американцы не понимают слова «социализм».

Если вы говорите это слово, то люди думают об этом, как о чем‑то плохом, но сельское хозяйство полностью связано с государственными программами еще с 1940‑х годов. Ни одна зернинка, выращенная нами или кем‑либо еще в мире, не продается на свободном рынке. Ни одна! Единственное место, где вы видите свободный рынок, это в выступлениях политиков», — заявляет Дуэйн. Это вызывает большой резонанс, поскольку таким образом предприниматель пытается объяснить, почему он требует от властей страны регулировать и субсидировать агропроизводство, отрицая почти священные для американцев принципы рыночного саморегулирования.

Затем Андреас покидает свой кабинет, идет через комнату, полную секретарей, спускается лифтом на несколько этажей вниз и прогуливается по торговому залу ADM. Это огромное, больше футбольного поля, пространство. На стене мелькает гигантский экран с ценами на сырьевые товары. «Залог успеха — мыслить глобально. Купить в Роттердаме в то время, как продаешь в Гонконге», — улыбается бизнесмен. Во время своего визита в США генсек КПСС Михаил Горбачев встречался только с президентом Рональдом Рейганом и бизнесменом Дуэйном Андреасом. При этом абсолютно все пребывали в недоумении, как главе ADM удалось организовать такие переговоры.

Визиты Рейгана на предприятия корпорации к тому времени уже перестали удивлять. Дело в том, что в 1984 году Андреас стал председателем Американо‑­советского торгово‑экономического совета. Еще в 1970‑х ADM начала активно продавать зерно в СССР, а после развала Союза Андреас сумел с пользой для себя использовать шаткую политическую ситуацию в России. Он начал продавливать госгарантии на кредиты под поставки зерна в РФ с целью сохранения там политической стабильности во имя продолжения курса реформ. Когда в сенате начали сомневаться в платежной способности Москвы, Андреас призвал еще больше увеличить поставки, поскольку голод станет угрозой для демократических преобразований в РФ. И эти аргументы подействовали. У Андреаса были большие планы относительно постсоветского пространства. В начале 1990‑х, согласно публикации Washington Рost, он пожертвовал почти $2 млн российской православной церкви на строительство храмов. Но оказалось, что все эти деньги были расхищены, и ни одной церкви не было построено. Журналисты писали, что Андреас узнал об этом, когда посетил Москву, и был в ярости. Возник большой скандал. Интересно, что ADM в России до сих пор так и не приобрела ни одного портового терминала и не входит в перечень крупных экспортеров российского зерна.

Невиданная щедрость

С приходом Андреаса финансовые показатели корпорации стали очень впечатляющими. Между 1968 и 1977 годами чистые продажи увеличились с $280 млн до $2,1 млрд (в 7,5 раза), чистая прибыль выросла с $4,4 млн до $61,4 млн (в 14 раз). Баланс компании стал настолько устойчивым, что, казалось, был из другой эпохи. Долгосрочный долг составлял лишь 16% от общего капитала, денежные средства на счетах достигали $1,6 млрд. «Archer Daniels следует рассматривать как одну из лучших компаний в мире», — восклицали финансовые аналитики.

СМИ ЧАСТО ОБВИНЯЛИ АНДРЕАСА В ЧРЕЗМЕРНОЙ ПОДДЕРЖКЕ СО СТОРОНЫ ВЛАСТЕЙ

Что особенно впечатляло, так это та эффективность, с которой ADM выжимала прибыль из постоянно расширяющегося ассортимента продукции, получаемой из кукурузы, пшеницы и семян масличных культур. К ним относятся этанол, растительное масло, корма, спирт, мука, карамельный краситель, сорбит и кукурузный сироп. ADM начала генерировать собственное электричество и когенерационные технологии (совместная выработка электрической и тепловой энергии), импортируемые из Скандинавии, обзавелась собственным флотом для морских перевозок. В то же время американские СМИ неоднократно обвиняли Андреаса в том, что таких финансовых результатов корпорация достигает благодаря чрезмерной поддержке со стороны властей: федеральной защите отечественной сахарной промышленности, субсидиям на этанол, субсидиям на экспорт зерна, а также различным другим программам. Утверждалось, что по крайней мере 43% годовой прибыли ADM — это следствие дотаций или протекционистских мер правительства. Обозреватели говорили, что главный талант Андреаса — умение чрезвычайно быстро адаптироваться к изменениям на политическом ландшафте страны.

Он действительно поддерживал близкие связи со всеми президентами США 1970‑х и 1980‑х годов, и даже с Джорджем Бушем и Билли Клинтоном — в 1990‑е. После Уотергейтского скандала в отношении Андреаса было проведено расследование по поводу незаконного участия в кампании по сбору средств. Затем в течение 20 лет ни одна избирательная кампания не обходилась без подозрений в излишней щедрости Дуэйна в отношениях с политиками. По приблизительным подсчетам, его взносы в избирательные кампании за все время превысили $4 млн. В сравнении с нынешними украинскими политическими реалиями не такая уж и впечатляющая сумма, но нужно сделать поправку на то, что это 1970‑е и 1980‑е годы прошлого века. 5 Андреас всегда был мишенью американских СМИ. The Wall Street Journal, New York Times, Washington Post часто писали в язвительном тоне о влиянии ADM на государственную политику по производству этанола и получении корпоративных благ за счет лоббизма в госструктурах. Сам бизнесмен всегда решительно отрицал использование своих связей для получения государственных субсидий. Как‑то он даже был вынужден опубликовать опровержение в годовом отчете компании: «

ADM не имеет лоббистов в Вашингтоне и проводит политику, которая препятствует привлечению должностных лиц к обсуждению вопросов, касающихся компании».

При этом Андреас любил повторять, что его корпорация имеет значительно меньшее влияние на политиков, чем крупные нефтяные компании и банки. «Мы самая большая в мире компания на рынке продовольствия и сельского хозяйства. Как правительство собирается работать без таких людей, как мы? Мы производим 35% зерна в этой стране, большую часть маргарина и растительного масла», — писал Андреас.

Удар в конце пути

Удача отвернулась от Андреаса только в 1995 году, когда ему было уже 77 лет. ФБР провело обыск в штаб‑квартире ADM в Декатуре. Оказалось, что один из руководителей корпорации уже несколько лет являлся информатором силовиков по вопросам финансовых злоупотреблений. Сын Дуэйна Майкл и еще несколько топ‑менеджеров были обвинены в сговоре с конкурентами для фиксации цен и получили от четырех до пяти лет тюремного срока. Компания признала вину и согласилась выплатить рекордную сумму штрафа в $100 млн. 10 лет спустя эта история легла в основу сценария голливудского фильма «Информатор». Андреас на собрании акционеров извинился и взял на себя ответственность за произошедшее. После этой пафосной, но в то же время искренней речи он был освистан некоторыми акционерами, но от большинства получил овации.

Даже ярые критики политики компании отреагировали тепло на его слова. Достижения Андреаса за два десятилетия руководства корпорацией были такими огромными, что даже этот прокол не сумел пошатнуть его позиций.

Спустя два года Дуэйн объявил о своей отставке в связи с преклонным возрастом. Новым главой корпорации стал его племянник Аллен. Несмотря на то что рынок воспринял такое «кумовство» неоднозначно, семья Андреасов продолжала управлять компанией еще 10 лет. Акционеры были довольны, ведь к 2007 году доходы корпорации выросли еще в два раза.

Читайте також

Ще немає новин у цій стрічці ...