Новини / Думки     18 січня 2017 00:00

Вадим Бодаев, директор фонда SigmaBleyzer в Украине, о том, что Украина может в несколько раз нарастить производство агропродукции


По данным FAO, через три года в мире может начаться дефицит продовольствия. Это обусловлено несколькими факторами. Во‑первых, население Земли продолжает стремительно увеличиваться. Во‑вторых, такие страны, как Китай, активно наращивают потребление традиционной для европейцев аграрной продукции: пшеницы, кукурузы, подсолнечного масла. В‑третьих, в богатых арабских государствах, в частности в Саудовской Аравии, Иране, со следующего года будет ощущаться дефицит пресной воды.

GRB6108_1

Вадим Бодаев, директор фонда SigmaBleyzer в Украине

Эта проблема оказалась для них гораздо более сложной, чем нехватка продовольствия. За последние 20 лет эти страны научились на поливных землях и в теплицах выращивать практически все культуры, но с 2017‑го начнут официально сворачивать эти программы. Они будут вынуждены куда‑то переносить сельхозпроизводство, захотят либо купить земли, либо создать совместные предприятия. К примеру, в Саудовской Аравии уже идет работа над такими проектами. Их курирует король этой страны, ведь это вопрос продовольственной безопасности.
Сейчас большинство стран — производителей аграрной продукции — США, Аргентина, Бразилия — применяют все доступные современные технологии и уже достигли пределов урожайности многих культур. Это означает, что единственное место на земле, где возможен значительный рост объемов производства, — Украина. Сегодня мы обрабатываем около 20 млн га сельхозземель, средняя урожайность — 3 т/га. В то же время наши конкуренты собирают 7 т/га и более. В этом году Украина экспортирует до 35 млн т зерна. При этом наше внутреннее потребление не растет. В ближайшие несколько лет наша страна может нарастить производство зерна в два раза. Даже вырастить 100 млн т для Украины не проблема. Столько сегодня не экспортирует ни одна страна.

За счет чего мы можем выйти на такие объемы? За счет инвестиций. У государств, которые в ближайшее время столкнутся с дефицитом продовольствия, в программах продовольственной безопасности написано, что нужно искать территории, где они могли бы выращивать для себя продукты питания и привозить их в свою страну. Мы можем создавать с этими государствами совместные предприятия. Тогда большую часть агропродукции для себя они будут выращивать в Украине и гарантированно покупать ее. Но для этого нам надо не просто вырастить, но и сохранить, довезти. И здесь мы тоже можем сказать: вы же понимаете, что вырастить — полдела, давайте мы будем вместе с вами строить подвижной состав, элеваторы, переработку. Это будет выгодно всем. Ведь этим странам нужна не пшеница, а мука, не семечки, а масло. То же самое и с животноводством. Мы будем выращивать для них скот, построим фермы по самым современным технологиям. Что для этого нужно? Создать условия, чтобы инвесторы не боялись вкладывать деньги в Украину. Чтобы весь мир мог производить и хранить продукты питания вместе с нами и на нашей территории.

Пока же мы не возвели такую политику в ранг государственной. И самая большая проблема в том, что государство вместо того чтобы стать проводником этой идеи, пытается взять на себя функцию производителя и бизнес‑­партнера. Но это у него никогда не получалось. Любой инвестор понимает, что с государством лучше не иметь дела в хозяйственной деятельности. Государство — неэффективный собственник. Оно должно взять на себя роль проводника самой идеи и создать условия, все остальное сделает частный бизнес. Он договорится с партнерами, привлечет деньги, будет выращивать. Работы хватит всем: и крупным агрохолдингам, и мелким фермерам. Только надо четко сегментировать, кто что делает. Кто‑то будет выращивать зерновые, и для этого ему нужны большие площади, современные аграрные технологии. А кто‑то — ягоды, фрукты, овощи, для чего не требуется больших земельных угодий. Мы создадим крупные кооперативы. К примеру, по производству тех же джемов, варенья. Однако чиновники, которые должны отвечать за стратегию развития и разрабатывать программы такого уровня, хотят сами во всем этом участвовать. Они надеются, что кто‑то поверит, что есть возможность не потерять деньги, ведя бизнес с государством. Но так не получится.

Читайте також