Новини / Аналітика     26 листопада 2015 13:44

Маслом вниз: история провала группы «Креатив»


Можно ли заключить крупную сделку за две недели? Еще полгода назад инвестиционные банкиры убеждали бы вас, что это нереально. Но продажа группы «Креатив» в августе этого года доказывает обратное. Один из крупнейших производителей подсолнечного масла в Украине, построенный кировоградским предпринимателем Станиславом Березкиным, перешел в руки другим собственникам за рекордные 14 дней.

Покупатели, непубличный бизнесмен Артур Гранц и банкир Рысбек Токтомушев, выбрали очень подходящий момент для заключения сделки: Березкин был загнан в угол, у него не было другого выбора, кроме как продать холдинг, который он строил почти 20 лет. «Креатив» оказался не в состоянии обслуживать долг, превышающий $0,5 млрд. Бизнес стремительно летел в пропасть. «Станислав Березкин выглядел подавленным и соглашался абсолютно на все условия покупателей», — рассказывает  банкир, знакомый с деталями сделки.

Березкин продал самую прибыльную часть бизнеса «Креатива» — маслоэкстракционные заводы и предприятия по производству жиров, а также несколько элеваторов. Растениеводческий бизнес, животноводческие фермы, заводы по переработке сои и производству пеллет, сеть ресторанов и футбольный клуб покупателей не интересовали. «Мы продали ту часть активов, в котором были заинтересованы инвесторы», — говорит сын Березкина Максим, ранее он был совладельцем «Креатива», а сейчас — совладелец агропромышленной компании GreenStone, которая была создана на базе оставшихся активов. За свой бизнес с оборотом, превышающим 7 млрд гривен, Березкины выручили всего $25 млн.На каком этапе развития компании руководители допустили ошибку?

За свой бизнес с оборотом, превышающим 7 млрд гривен, Березкины выручили всего $25 млн.

История «Креатива» началась более 20 лет назад. В 1996 году Березкин занял у ЕБРР $1,2 млн и построил небольшой маслоэкстракционный завод в Кировоградской области. Идея заняться маслом появилась у предпринимателя после того, как бизнес по розливу шампуней потерпел крах, не выдержав конкуренции с дешевой продукцией из Польши. Установленное Березкиным оборудование позволяло разливать любую жидкость. Рядом находился крупнейший в области МЭЗ «Кировоградолия». Поэтому проблема, чем загрузить фасовочную линию, решилась сама собой. Конкурентов у бизнесмена тогда практически не было — другим предпринимателям эта отрасль казалась бесперспективной. В то время Украина сама ежегодно импортировала около 140 000 т подсолнечного масла. Крупным игроком была только французская Cereol, купившая в 1995-м Днепропетровский МЭЗ (в 2002-м компанию поглотила Bunge). Но после введения в 1999 году 23%-й пошлины на семена подсолнечника производство масла стало золотой жилой. Сегодня это самое доходное направление сельскохозяйственного бизнеса, а наша страна стала №1 по экспорту этого продукта на мировой рынок.

Окончательно встать на ноги в масложировом деле Березкину помогло сотрудничество с американцами: в конце 1996 года его компания попалась на глаза инвестиционному фонду Western NIS Enterprise Fund. Украинский бизнесмен убедил инвесторов профинансировать строительство маслозавода в Кировоградской области. Американцы вложили в совместную компанию «Сонола» $4,2 млн, участие Березкина ограничилось несколькими зданиями, при этом украинцу достался контрольный пакет — 53,9% акций. Вскоре в продаже появилось разлитое в пластиковые бутылки масло «Сонола». Совместная компания стала первым по-настоящему крупным проектом Березкина. Идиллия продолжалась всего два года: партнеры поссорились из-за кредита в $1,25 млн, который американцы предоставили фирме Березкина «Система ССБ». Когда в январе 1998-го подошел срок погашения, бизнесмен отказался платить и выиграл суд по иску о признании кредитного соглашения недействительным. Конфликт затянулся почти на 10 лет.

В 2004 году Western NIS обратился в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров с иском против украинского правительства, которое в итоге и убедило Березкина пойти на мировую с американцами. Кредит вернули в 2007-м, а «Сонола» была ликвидирована. Завод остался у Березкина. Его масложировой бизнес развивался неплохо. Бизнесмен начал присматриваться к другим сегментам этого рынка. Он решил построить предприятие по производству модифицированных жиров и маргаринов (тогда рентабельность их производства достигала 35%), но денег на проект Березкину не хватило. В 2001-м он решил объединить усилия с еще одним крупным игроком на масложировом рынке — «Зерноторговой компанией» (будущий Allseeds) Вячеслава Петрище, Владимира Винниченко и ныне покойного Сергея Рябухина. Владельцы Allseeds инвестировали $4 млн, получив в распоряжение половину завода.

Но и это партнерство оказалось недолгим: через два года бизнесмены расстались. Петрище до сих пор не любит вспоминать эту историю. «Буквально через неделю работы я понял, что со Станиславом нельзя быть партнером, — рассказывает владелец Allseeds. — Такое впечатление, что меня обкололи, это был какой-то гипноз». Все дело в авторитарном характере Березкина — он хотел сам все контролировать и принимать решения. Когда акционеры Allseeds предложили ему выйти из бизнеса, Березкин, к тому времени депутат Кировоградского облсовета, пригрозил партнерам серьезными неприятностями. Они предпочли забрать вложенные $4 млн и навсегда забыть о Березкине. «Мы просто вышли из этого проекта, был такой момент в жизни», — морщится Петрище. Березкин знал, за что воюет: вскоре «Сонола» стала №1 в Украине по производству модифицированных жиров. Компания «Агрокосм», входящая в группу «Приват» Игоря Коломойского, окрепла позже. Тогда около 70% рынка занимали дешевые импортные маргарины. Березкин вытеснил их с рынка буквально за два-три года.

«Сонола» постепенно набирала обороты — в 2001 году ее выручка достигала $2 млн. И хотя до миллиардных оборотов было еще далеко, по тем временам это был огромный бизнес. Березкин понял, что ему нужен человек, который смог бы грамотно управлять компанией. К тому моменту бизнесмен уже увлекся политикой и хотел посвящать этому занятию больше времени. Петрище порекомендовал ему пригласить на должность финансового директора выпускника Кировоградского университета Юрия Давыдова. «На второй-третий день работы я ужаснулся, — вспоминает Давыдов. — Ни о каком структурировании компании даже речь не шла».

Новый финдиректор принялся наводить порядок. В 2002-м появилась управляющая компания «Креатив». Вначале задачей Давыдова был поиск финансов для строительства заводов и развитие бизнеса по производству жиров и маргаринов. Первое время Березкин активно участвовал во всех делах компании. «Это были самые продуктивные годы. В наших характерах присутствовала доля авантюризма, и мы очень слаженно работали, — вспоминает Давыдов. — До последнего дня моей работы в «Креативе» Станислав Семенович был единственным моим союзником в компании». У Давыдова была еще одна уникальная способность — сглаживать острые углы характера Березкина. «Юрий научился блестяще выруливать из сложнейших ситуаций», — делится один из знакомых топ-менеджера.

Вскоре политика начала занимать в жизни Березкина более важное место, чем бизнес. Став депутатом Кировоградского областного совета, он все меньше интересовался делами компании. В 2006 году Давыдов стал председателем правления «Креатива» и получил такие полномочия, о которых многие топ-менеджеры могут только мечтать. «У Давыдова была такая свобода в принятии решений, какой в Украине не было ни у одного топ-менеджера», — отмечает инвест-банкир, хорошо знакомый с ситуацией в «Креативе». «Давыдов — перфекционист, очень пунктуальный и четкий. Он сумел собрать вышколенную профессиональную команду», — говорит партнер компании Talent Advisors Роман Бондарь.

Чтобы топ-менеджер был больше заинтересован в успешной работе компании, Березкин отдал ему 11% акций «Креатива». Многие, кто знают Березкина, отзываются о нем как человеке, который старается за короткое время получить максимальную прибыль. Давыдов, в отличие от него, мыслит на дальнюю перспективу. То что Березкин стал меньше вникать в дела компании, пошло ей на пользу. В середине 2000-х «Креатив» стремительно развивался. «Начиная с 2001-го мы ежегодно вводили в эксплуатацию новый объект», — с гордостью рассказывает Березкин-младший. «Давыдов помог Березкину построить многомиллионный бизнес, — вспоминает инвест-банкир. — Он ввел международные стандарты отчетности, наладил отношения с банками». Отрасль тоже не стояла на месте. На рынке появились новые мощные игроки, такие как «Кернел» Андрея Веревского и американская корпорация Cargill, набирал обороты Allseeds.

Maxim Berezkin

Сын за отца: Максим Березкин вместо публичной компании стал строить семейное предприятие

В 2007 году «Креатив» уже был достаточно мощным игроком, чтобы выйти на международный рынок. В ноябре 2007-го компания провела private placement. Иностранные инвесторы купили 23,4% ее акций за $30 млн. Капитализация «Креатива» достигла $128 млн. Деньги пошли на увеличение мощностей по производству подсолнечного масла и строительство завода по переработке сои. После этого «Креатив» стал по-настоящему сильным. Березкин окончательно отошел от управления бизнесом и сосредоточился на политике, вскоре он получил мандат народного депутата. В 2008 году генеральным директором группы стал его сын Максим. Выпускник Кировоградского национального технического университета, он начал работать в компании отца еще студентом и поначалу отвечал за поставки оборудования. Его взгляды на развитие «Креатива» отличались от стремлений Давыдова. «Моя задача была сделать компанию публичной, разместить ее на большой бирже», — рассказывает Давыдов. Но Максим Березкин решил строить семейную компанию. Вскоре он возглавил наблюдательный совет. И принялся активно привлекать кредиты у банков на развитие компании. В 2012-м «Креатив» удвоил мощности по переработке семян подсолнечника и построил крупнейший в стране завод по переработке сои. А заодно арендовал около 30 000 га земли и обзавелся свинокомплексом. Выручка компании достигла $1 млрд, она вошла в тройку лидеров по производству подсолнечного масла и стала №2 в производстве жиров. Тогда же группе удалось привлечь кредит в размере $300 млн на закупку семечки у синдиката иностранных банков. Общая кредитная нагрузка «Креатива» достигла $670 млн.

Своего пика разногласия между Давыдовым и Березкиным-младшим достигли к 2014-му. На каком-то этапе Березкин-старший тоже перестал поддерживать своего топ-менеджера. В мае Давыдов принял решение уйти из компании. Вместе с ним ушла и часть его команды. «Наверное, Станислав Семенович из-за этого на меня обиделся», — сокрушается Давыдов. По словам бывшего топ-менеджера, расстались они с Березкиным мирно, ведь Давыдов все еще оставался акционером «Креатива». Первые месяцы после увольнения были для него очень тяжелыми. «Ощущение такое, что все забрали, — вспоминает бизнесмен. — С другой стороны, когда компания останавливается в своем развитии, то этот бизнес уже не для меня».

Бразды правления в «Креативе» окончательно перешли к Максиму Березкину. Вытащить компанию из глубокого кризиса молодой бизнесмен не смог. В прошлом году из-за нехватки оборотных средств на закупку сырья заводы группы почти полностью остановились. «В начале сезона 2014/15 мы ожидали получить сумму финансирования оборотных денег в качестве синдицированного кредита, а получили только 30% от необходимого количества, что для финансирования капитала предприятия очень мало», — рассказывает Березкин-младший. А компании еще нужно было обслуживать многомиллионные кредиты. Из-за высокой конкуренции за сырье прибыльность масложирового бизнеса в Украине снижается. «Березкину казалось, что маржинальность всегда будет высокой, — считает Петрище. — Они не соблюли соотношение собственного и заемного капитала. Когда не хватает оборотных средств, маржинальность не позволяет справляться с долговой нагрузкой». «Одно время Березкин активно покупал новые заводы. Но это модель бурного развития, которая не подразумевает выживания в кризисных ситуациях», — полагает владелец компании ViOil Виктор Пономарчук.

К 2015-му стало ясно, что компанию нужно продавать. Березкины начали искать покупателя. В отличие от многих других отраслей, масложировая по-прежнему находится на подъеме. Она не зависит от внутреннего рынка и приносит производителям масла валютную выручку. «Креативом» интересовались многие крупные игроки, такие как «Кернел», «Мироновский хлебопродукт», Noblе, Cargill. Но претендентов не устроила запрашиваемая цена и отпугнули высокие долги компании.

О том, как Токтомушев познакомился со старшим Березкиным, ни тот ни другой предпочитают не говорить. Но к моменту встречи Березкин уже готов был на все условия нового инвестора. «У компании не было никакой перспективы: работать без оборотных средств она не могла», — отмечает инвест-банкир, знакомый с условиями сделки. У Давыдова ситуация иная: он был рад избавиться от своих 11% в «Креативе». «Новые акционеры предложили мне нормальную цену. О продаже мы договорились буквально за несколько дней», — рассказывает бывший председатель правления «Креатива». Сейчас он целиком поглощен развитием собственной компании по продаже растительного масла Apollogroup. А продавать масло Давыдов умеет.

Зачем эта сделка понадобилась Токтомушеву? Банкир своих целей не скрывает: он хочет реструктуризировать долги, стабилизировать работу «Креатива» и продать стратегическому инвестору. «Сейчас ни один стратег в эту компанию не полезет, — говорит Токтомушев. — Мы хотим из финансовой пирамиды сделать обычную производственную компанию, реинтегрировать ее в рынок и через несколько лет продать». Не все гладко и с финансовой отчетностью «Креатива». По словам Токтомушева, новый менеджмент обнаружил недостоверную финансовую отчетность и существенное завышение показателей EBIDTA. «Креатив» показывал EBIDTA, которая почти вдвое превышала показатели «Кернела» и Cargill», – рассказывает источник LL.

Токтомушев рассчитывает договориться с государственными банками о реструктуризации кредита. Он уверен, что синдикат банков тоже предпочтет договориться. «Банки все равно что-то потеряют: либо в результате реструктуризации, либо в результате банкротства, — констатирует Токтомушев. — Потери от реструктуризации для банков будут гораздо меньше, чем от банкротства. Банкротство невыгодно никому».

«Негосударственные кредиторы сильно спишут долги, госбанки договорятся, — уверен инвест-банкир. — Долг останется на уровне $200 млн, его соотношение к собственному капиталу будет 1:4, в общем-то это нормально». Сделка окупится минимум через три-четыре года. Токтомушев признает, что сделать это будет непросто. Чтобы компания начала зарабатывать, новому инвестору необходимо около $100 млн на пополнение оборотного капитала. Четверть этой суммы у Токтомушева есть, еще столько же дадут партнеры. Чтобы заводы не простаивали, новый владелец договорился с «Кернелом» и по давальческой схеме производит масло для Веревского. Через год-два он надеется параллельно запустить собственное производство. А что же Березкины? Оставшиеся активы они объединили в новую компанию GreenStone. Ставку бизнесмены решили сделать на производство и переработку сои — для этого у них есть 32 га земли и один из лучших в Украине заводов по переработке сои. «Мы считаем, что перемены — это вызов, который нужно принять и продолжать развиваться, двигаться вперед, несмотря ни на что», — говорит Максим Березкин.

Текст: Ирина Чухлеб

Читайте також