Новини / Думки     06 червня 2016 01:29

Честное имя: Анатолий Кобзаренко


За четверть века Анатолий Кобзаренко построил крупнейший машиностроительный завод в Сумской области. Сейчас на его технике работают аграрии стран СНГ, Европы и Африки

kobzarenko_01_big

Как вы поняли, что производство сельхозтехники может стать прибыльным бизнесом? 

25 лет назад меня, главного агронома колхоза им. Димитрова на Сумщине, единственного из области направили полугодичную практику в Германию. Там я познакомился с немецкими фермерами. Они захотели проехаться по Украине, а я стал их переводчиком. Немцы, пораженные нашим плодородным черноземом, всю дорогу отговаривали меня браться за земледелие. Они были уверены, что мы быстро сможем засыпать зерном и завалить мясом Европу, и цены на эти продукты снизятся. Если же я буду производить сельхозтехнику для аграриев, то смогу занять пустую нишу и обеспечить себя заказами на десятки лет вперед. Немцы оказались правы — так и вышло.
С какой продукции компания начинала свое производство и как менялся ее ассортимент?
Мы начали с производства тачек и тележек для приусадебных участков. В начале 2000‑х мы уже выпускали около 30 видов тележек, которых в год продавали на $1 млн. Знакомые немцы называли меня Schubkarren Knig — «король тачек». Со временем мы увеличили производственные мощности и перешли к изготовлению прицепов на старых шасси от тракторного полуприцепа 1‑ПТС‑9. Это делало их дешевыми, аграрии охотно их покупали. Постепенно завод перешел к производству прицепов других модификаций. Сейчас на нашем пердприятии, созданном с нуля, работают 500 рабочих, и с конвеера сходит четыре прицепа ежедневно.

about_03_big
Кто за последний год стал вашим крупным клиентом?
в Украине если и нужна какая‑то техника, то уже «на вчера», а количество может достигать 10 единиц. В 2015‑м мы выиграли тендер на поставку 57 бункеров‑накопителей агрохолдингу «Мироновский хлебопродукт». А этот год для нас начался с победы в тендере на поставку 30 сложных прицепов «Атлант», 34 тюковозов и 16 платформ. В тендере принимали участие немецкий, итальянский и польский заводы, а выиграли именно мы. Это признание не только нас, но и признание страны‑производителя — Украины.
Вашу компанию знают как активного участника выставок. Помогает ли это с экспансией на внешние рынки?
Мы постоянно участвуем в международных выставках. В этом году были в Венгрии, Испании, Болгарии. Скоро едем в Чехию и ЮАР. Дальше — выставки в Сербии, Румынии, Польше, Казахстане, Франции и Германии. Сейчас проводим разведку на Ближнем Востоке, на севере Африки и в Индии. Зарубежные рынки так просто не открываются. Техника должна быть сертифицирована и соответствовать стандартам. Ментальность и особенности каждой страны временами приводят к курьезам. К примеру, перегрузочная станция «Ковчег» пользуется большим спросом в Румынии, но когда она попала в Болгарию, то оказалось, что на болгарском языке ее название переводится как «гроб». Пришлось менять название.

about_09_big
С какой страны и с какой продукции вы начали свои экспортные поставки?
В страны СНГ мы поставляли технику беспошлинно, поэтому их внешними рынками мы не считаем. При поставках туда ни качество техники, ни ее происхождение вопросов не вызывали. А вот первая выставка в Польше семь лет назад показала необходимость соответствовать стандартам ЕС. Нам пришлось изменить подход к производству и менталитет сотрудников. Начали мы экспортные поставки с бункеров‑накопителей, и сейчас ежегодно продаем более 100 единиц. Потом стали продавать перегрузочную станцию «Ковчег», у которой нет аналогов в мире.
Сколько техники сейчас ваша компания экспортирует и куда?
Сейчас 50% нашей техники идет на экспорт. В 2015‑м мы продавали ее в 15 стран СНГ, ЕС и Африки. Когда мы только начинали экспорт, даже наши таможенники, глядя на документы, не верили, что украинская техника может экспортироваться на Запад — выходили посмотреть на это чудо. В 2016‑м компания планирует расширить географию продаж до 20 стран и только на экспорте завести в Украину 10 млн евро.
В 2011‑м на выставке в Ганновере ваша перегрузочная станция «ковчег» получила диплом за инновационность».

about_12_big
Моя цель состояла в создании перегрузочной станции под наиболее распространенный в СССР автомобиль КамАЗ, которая могла бы быстро и без потерь перегружать зерно прямо в железнодорожный вагон. Вскоре «Ковчеги» оснастили электроприводом, и теперь наши станции также загружают баржи и автомобили. Сейчас «Ковчеги» перегружают не только зерно, но и удобрения, пеллеты, щепу и жом. Скоро наши станции смогут перегружать зеленую массу. В 2015‑м они перегрузили 10% всего зерна в Румынии. При этом производительность некоторых станций достигла рекордных 120 000 т в год.
Какой техникой вы собираетесь покорять Европу?
Бункеры‑накопители, бочки и прицепы — спрос на них будет всегда. «Ковчеги», которые мы создали, в Европе не производит никто. Итальянская фирма скопировала наш «Ковчег» до последнего болтика, но это маленькая фирма, и они не смогут конкурировать по цене. ЕС я буду покорять нашими тюковозами. Сейчас мы уже продаем более 100 тюковозов в год. А за пять лет я планирую реализовывать в Европе свыше 1000 штук. Из конкурентов в ЕС у нас только канадские производители. Продавать нам поможет ирландская компания McHale через свою дилерскую сеть в Европе. Надеюсь, скоро наши тюковозы будут так же узнаваемы, как и плуги или комбайны всемирно известных брендов.

about_07_big
Есть ли помощь от государства предприятию‑экспортеру?
Как у нас говорят, помощь дали, а потом догнали и еще дали. Сначала убрали льготу на уплату налога на прибыль, которую до 2020‑го гарантировал нам Налоговый кодекс, а теперь не возвращают НДС на 12 млн, уплаченные при ввозе комплектующих. К нам приезжал министр АПК, мы обращались в Министерство финансов, что предприятие с долей 50% экспорта получает двойное налого­обложение из‑за невозврата НДС. Но реакции никакой. НДС — самый коррум­пированный налог. Здесь нужно наводить порядок, а для этого надо идти во власть.
Сейчас вы депутат райсовета от Аграрной партии и планируете идти в Верховную Раду?
За пять лет Украина может отказаться от российского газа, заменив его щепой и соломой. Валюта, которую мы платим за газ, останется в Украине и укрепит гривну. А щепой мы сможем сушить зерно, обогревать школы и больницы. Это в 10 раз дешевле, чем газ. Свои котлы мы уже переоборудовали на щепу. Сейчас за сутки здание на 5000 кв. м потребляет 6 куб. м щепы, а заготавливается она за час. Но изменить ситуацию не только в рамках нашего завода, а в рамках всей страны сможет лишь государство.

about_08_big
Какие технологии возобновляемой энергетики вы применяете у себя на заводе?
Сейчас у нас почти везде в производственных цехах сделан теплый пол. Вода для этого нагревается или соломой, или щепой. Планируем обогревать пол при помощи тепловых насосов за счет тепла земли, чтобы клиенты, которые приезжают почти каждый день, могли на практике увидеть технологии.
Для чего вы строите завод в Польше?
Начнем с дешевых кредитов под 6%, и с земли, которую там предоставляют производителям — с асфальтированными подъездами, электричеством, газом и канализацией. Закончим возвратом стоимости оборудования и недвижимости в размере 1 млн евро. Рынок ЕС — это стабильность, в отличие от России, с которой мы вчера были друзьями, а сегодня стали врагами. В Европе не верят в качество техники из бывшего Союза, и поэтому наши тюковозы легче будет продавать из ЕС. l

Читайте також