Виктор Купавцев

19 лютого 2019 16:39

Справа Росток-Холдинг: рейдерська атака чи злочинна схема? ВІДЕО

Справа "Росток-Холдингу", мабуть, одна з найрезонансніших у новітній сторії вітчизняного агробізнесу. Влітку 2018-го власники підприємства Віктор Купавцев та Віктор Кияновський опинилися в епіцентрі гучного скандалу - обох звинувачують у привласненні чужого майна та шахрайстві. Та найбільше дісталося "Росток-Холдингу", діяльність якого фактично паралізована. Купавцев і Кияновський відкриття кримінального провадження вважають рейдерським захопленням агрохолдингу, усіляко відкидаючи свою причетність до фінансових махінацій. Рішення судових інстанцій свідчить про інше. Тож що насправді являє собою справа "Росток-Холдинга"? Це рейдерство чи компанія просто стала розмінною монетою в злочинних схемах Купавцева й Кияновського?  Landlord розбирався у тонкощах гучної справи.

Що сталося?

17 липня 2018 року було відкрито кримінальне провадження № 42018221430000250 за фактом вчинення злочину, передбаченого ч. 4 ст. 190 Кримінального кодексу України – “привласнення чужого майна в особливо великих розмірах”. Мова йде про незаконне заволодіння грошовою сумою в розмірі понад $21 млн (майже 591 млн гривень).

Віктор Купавцев

Крім того, згідно інформації з мас-медіа та чуток, Кияновського, який є депутатом Чернігівської обласної ради та головою постійної комісії з питань агропромислового комплексу, екології, природокористування та земельних відносин, підозрюють у корупції. Згідно даним прокуратури, у своїй податковій декларації чиновник не вказав, що є кінцевим бенефіціарним власником ТОВ “Росток-Холдинг”, включаючи кіпрську холдингову компанію Rostok Agroinvest Limited й українські операційні компанії, й не вніс до декларації дані про Business Invention Limited (Британські Віргінські острови), через яку володіє своєю часткою в “Росток-Холдингу” і в якій є кінцевим бенефіціарним власником. Однак офіційно за даною підозрою ніякого кримінального впровадження проти Кияновського відкрито не було.

Віктор Кияновський

Дії прокуратури

8 жовтня 2018 року співробітники Харківської обласної прокуратури провели обшуки в головному офісі, на трьох елеваторах і дев’яти підприємствах, що належать ТОВ “Росток-Холдинг”. Також згідно рішенню судді райсуду Харківської області Ярослава Шинкарчука, в якості запобіжного заходу були заарештовані активи та заморожено збір і продаж врожаю.

8 листопада Харківський апеляційний суд дозволив агрохолдингу збір кукурудзи та відвантаження врожаю замовникам.

За вимушений 5 тижневий простій, за повідомленням прес-служби “Росток-Холдинг”, компанія втратила 130 млн грн.

16 листопада Харківський районний суд (смт Покотилівка Харківської області) задовольнив нове клопотання прокуратури й повторно наклав арешт на частину майна агрохолдингу. Зокрема, арешт було накладено на частину сільськогосподарських культур в Ічнянському елеваторі («Комбікормник»): кукурудза – 14,6 тис. т, соя – 2 тис. т, пшениця – 0,8 тис. т.

Передача прав власності

30 листопада вступило в законну силу рішенням Харківського райсуду про передачу заарештованих корпоративних прав та нерухомості “Росток-Холдингу” в управління Національному агентству з питань виявлення, розшуку та управління активами, отриманими від корупційних та інших злочинів (АРМА). Таким чином, усе зерно агрокорпорації було заарештовано, вилучено й передано на відповідальне зберігання елеваторів холдингу.

30 січня 2019 року АРМА уклало договір управління майном (активами) з ТОВ “Ай Енд Ю Груп Юкрейн”. На підставі договору передано в управління корпоративні права: 100% статутного капіталу ТОВ “Росток-Холдинг”, 100% статутного капіталу ТОВ “Новгород-Сіверський елеватор”, 98,93% статутного капіталу ТОВ “Комбікормник”.

За повідомленням офіційного сайту АРМА, укладання даного договору (себто передачі «Росток-Холдингу» у тимчасову власність «Ай Енд Ю Груп Юкрейн») є завершальним етапом юридичного процесу, що розпочався на підставі ухвали слідчих суддів Харківського районного суду Харківської області від 28.09.2018 у справі № 635/4979/18.

Чи все було по букві закону?

Одним із головних аргументів пана Кияновського щодо рейдерського захвату компанії є те, що справа чомусь розглядається в Харківському районному суді смт Покотилівка. Адже в цьому регіоні жодних активів “Росток-Холдингу” немає і чому, власне, саме цей суд тримає справу на контролі – не зрозуміло.

Однак, за словами юриста Костянтина Лікарчука, в цьому немає нічого дивного. Його клієнт – Якова Грибов – звернувся до поліції із заявою про скоєння злочину. Для перевірки фактів за даною заявою була визначена прокуратура Харківської області, що є звичайним процесуальним порядком. КПК не містить вимоги на подачу заяви в конкретний регіон, якщо місце вчинення злочину не відоме чи носить неочевидний характер. Про це свідчить Ч. 3 ст. 218 КПК.

“Судячи з усього, у слідчих органів була власна мотивація, чому саме справу довірили розслідувати прокуратурі Харківської області. Зазвичай, це відбувається, коли у фігурантів справи провадження є певні зв’язки в тому чи іншому регіоні, що може завадити розслідуванню. В такому випадку визначається інша область, і може визначитися другий слідчий орган. Це абсолютно нормальна процедура”, – підкреслив Лікарчук.

Щодо решти рішень суду, в тому числі й передачі заарештованих корпоративних прав та нерухомості “Росток-Холдингу” в управління АРМА, то в цьому також немає нічого незаконного. Це стала процедура дій у випадку подібних кримінальних проваджень. Відповідно до статті 98 КПК України, все заарештоване майно визнано речовими доказами – об’єктами, які були знаряддям вчинення кримінального правопорушення, містять відомості, які можуть бути використані як доказ факту чи обставин, що встановлюються під час кримінального провадження. Цей порядок зберігання речових доказів передбачено статтею 100 КПК України та є встановленим судом шляхом виконання раніше прийнятих ухвал про арешт відповідного майна.

У свою чергу, тендерний комітет АРМА за результатами відкритого конкурсу тимчасовим управителем заарештованими активами групи “Росток-Холдинг” обрав ТОВ “Ай Енд Ю Груп Юкрейн”, який нині опікається господарством.

Це єдина справа проти “Росток-Холдингу”?

Ні! 4 вересня 2018 року компанія Samoran Investments Limited, яка є співвласником Best Grain К/S (Данія), подала позов до юрисдикції Британських Віргінських островів щодо діяльності Віктора Купавцева і Віктора Кияновського. Обох звинувачують у шахрайстві! За словами юриста Костянтина Лікарчука, який представляє інтереси Samoran Investments, у 2010 році Віктор Купавцев став одним із партнерів Best Grain (через офшорну компанію він і нині володіє 49% акцій) і при цьому займав посаду операційного керуючого.

“На нашу думку, шахрайським шляхом він вивів із данського зернотрейдера грошові кошти через підконтрольну йому компанію SIA Latexport, а потім із їх допомогою і за сприяння свого партнера в агропромисловому бізнесі Віктора Кияновського, створив “Росток-Холдинг””, – розповідає Лікарчук.

Аферу українських партнерів данські партнери виявили ще в 2014 році. Після затяжних перемовин сторони домовилися про передачу 25% акцій “Росток-Холдингу” данцям. Крім того, за умовами мирного договору, Купавцев мав не тільки віддати чверть акції Ростоку, але й повернути всі виведені в офшорі гроші. Однак домовленості так і залишилися на папері.

Тепер же, як відзначив Лікарчук, позивач хоче повернути понад $20 млн, які були виведені Купавцевим і Кияновським із Best Grain.

Чим загрожує “Росток-Холдингу” справа у суді Вергінських островів?

Насамперед потрібно чітко розуміти, що Samoran Investments Limited подала позов виключно на Віктора Купавцева і Віктора Кияновського, а не на господарство “Росток-Холдинг”, яким вони володіють. Контролювати надалі господарство вони зможуть лише в одному єдиному випадку – якщо виграють обидві справи. Інакше – агрохолдинг або збанкрутує, або змінить власника. Фактично програш Кияновським і Купавцем справи в суді Віргінських островів означатиме втрату господарства.

Агрохолдинг або продадуть, або перетворять у банкрута, щоби не розраховуватися по рахункам із кредиторами. До речі, наразі кредитний портфель компанії складав $25 млн. Це в основному лізинг і кредити українських банків – “Кредит Агріколь”, “ПроКредитБанк”, “Південний”, ОТП, “РайфайзенбанкАваль” та ПУМБ. Ще 122 млн гривень Росток заборгував постачальникам. Серед кредиторів значаться: LNZ Group, “Агроскоп Інтернешнл”, “Ерідон”, “Агросвіт”, “Агріматко-Україна” та ін.

Відповідь “Росток-Холдингу”

Керівництво “Росток-Холдингу” вважає справу проти їх компанії сфабрикованою й розцінює рішення Феміди не інакше, як рейдерським. Зокрема, в інтерв’ю журналу “Фокус” від 25 січня 2019 Віктор Купавцев прямо звинуватив у рейдерському захваті Ростока свого колишнього бізнес-партнера Якова Грибова (співвласник компанії Nemiroff, засновник компанії “Зернотрейд”, співвласник житомирського заводу “Обербетон”).

«Ми знайомі з Грибовим 20 років, причому 10 із них вели партнерський трейдинговий бізнес. А зараз ця людина звинувачує мене в шахрайстві, вказуючи в позові факти багаторічної давності. На мій погляд, пан Грибов зважився на банальне рейдерство, задіявши при цьому корумповані зв’язки в правоохоронних органах, судах, прокуратурі та АРМА», – бідкається бізнесмен.

Не бажаючи коритися закону, власники “Росток-Холдингу” вдалися до провокацій, перетворивши господарство на справжнє місце розбірок у найкращих зразках 90-х. “Тітушки”, незаконне вивезення зерна з елеваторів… Особливо дісталося новим управителям компанії – “Ай Енд Ю Груп Юкрейн”, яких дуже “тепло” зустріли на ічнянському елеваторі “Комбікормник”.

26 січня нового в.о. директора Олексія Німеровського представники відстороненого керівництва “Росток-Холдингу” у жорсткій формі не пустили на робоче місце. Зокрема, відсторонений директор “Комбікормника” Микола Буренко вдався до погроз і пригрозив пролити кров: “Щоб було мирно, йдіть туди! Тому що зараз прол’ється кров! Поки не буде дана команда Кияновського Віктора Павловича, ви сюди не зайдете!”. Крім того, Микола Копил, директор Ічнянського кластера “Росток-Холдингу”, так відреагував на витяг з реєстру: “Витяг до сраки! Заткни собі в одне місце той реєстр!”. Власне, все це є на відео.

Не менш гаряче було і в Глухові, де після “мирної акції протесту” на елеваторний комплекс увірвалися близько сотні “тітушек”. Деякі з них використовували сльозогінний газ.

Висновок

Крапку у справі двох Вікторів Кияновського і Купавцева поставить тільки суд. Однак вже зараз зрозуміло, що їх дії на господарствах, як мінімум, неприпустимі. До речі, за фактом силового захоплення ТОВ “Шалигінський” і ПП “Аграрні інвестиції” в Глухові нацполіція відкрила кримінальне провадження.

Більше того, після проведення інвентаризації на підприємствах “Росток-Холдингу” з’ясувалося, що запасів кукурудзи й соняшника виявилося в рази менше, ніж тоді, коли господарство було передано в управління АРМА. Через що нинішній в.о. генеральний директор Ростоку Ігор Сташук подав позов проти трьох колишніх очільників підприємства Андрія Шваби (“Шалигінське”), Миколи Буренка (“Комбікормник”) та Василя Томаля (“Новгород-Сіверський елеватор) про стягнення збитків у зв’язку зі зловживанням ними службовим становищем та заволодіння продукцією на загальну суму 318,6 млн грн. Справа наразі розглядається в судах Сумської та Чернігівської області.

Крім того, бізнесмени активно користуються медійною підтримкою, усіляко критикуючи рішення суду та розповсюджуючи інформацію про рейдерське захоплення “Росток-Холдингу”. Однак у жодному з матеріалів ні Купавцев, ні Кияновський не дають ніяких більш-менш конструктивних пояснень тому, в чому їх звинувачують.

Справу вони називають сфабрикованою, а докази фіктивними. Але що стосується зникнення десятків мільйонів доларів, у чому, власне, й звинувачують власників “Росток-Холдингу”, то про це вони воліють мовчати. Як і про те, що і сам агрохолдинг може припинити своє існування, а десятки робітників залишаться на вулиці.

02 серпня 2017 14:19

Самые эффективные растениеводческие агрокомпании

В рейтинг эффективности вошли компании, которые занимаются растениеводством и обрабатывают минимум 30 000 га сельскохозяйственных земель. Компании отобраны по показателю EBITDA на гектар по итогам 2016 года. Было подсчитано, сколько аграрии получают денег с каждого обработанного гектара и насколько эффективно используют арендованную землю.

Средний показатель EBITDA в нашем списке составляет $330 на гектар. В рейтинге уверенно лидирует компания I&U-group («Агроспецсервис») с показателем EBITDA $630 с гектара, обрабатывающая 42 000 га земли. Существенно улучшила показатель EBITDA в сегменте растениеводства в 2016 году по сравнению с предыдущим периодом компания «Мироновский хлебопродукт» (на 60%) за счет роста внутренних цен и высокой урожайности.

Несмотря на рост показателей урожайности, у многих участников списка показатель EBITDA снизился в среднем на 10–15%. Это объясняется тем, что с начала 2016‑го правительство частично отменило льготы по возмещению НДС. До прошлого года НДС возмещался полностью и в полном объеме оставался на счетах у сельхозпроизводителей. В 2016‑м для производителей зерновых и технических культур возврат составил лишь 15%, а остальные получили компенсацию не более половины уплаченного НДС. Рейтинг по итогам 2017 года, скорее всего, будет выглядеть еще печальнее. С начала года вступили в силу изменения в Налоговом кодексе, которые предполагают, что все аграрии будут работать на общих условиях налогообложения. Это усугубит ситуацию в отрасли.

(*В этом году в списке нет лидеров прошлогоднего рейтинга — корпорации «Сварог Вест Груп» и «ТАС Агро», а также «Агропросперис» (NCH Capital) — компании не захотели раскрыть свои финансовые показатели).

14 грудня 2016 14:00

«Предложения банков не всегда соответствуют нашим ожиданиям»

Во время общения с представителями бизнеса нам часто приходится слышать о том, как нелегко сейчас агрокомпаниям привлекать финансовые ресурсы. Особенно трудно получить кредиты среднему и мелкому бизнесу. В одном из залов Premier Palace Hotel обсудить эту проблему собрались глава Международной финансовой корпорации (МФК) Елена Волошина, председатель правления UniCredit Bank Тамара Савощенко, заместитель председателя правления ПУМБ Алексей Волчков, партнер аудиторской компании PricewaterhouseCoopers Елена Волкова. Со стороны бизнеса в беседе участвовал совладелец «Росток‑Холдинга» Виктор Купавцев, который занимается сельским хозяйством более 20 лет.

Группа «Росток-Холдинг» обрабатывает около 60 000 га земли и входит в топ‑5 самых эффективных агрохолдингов Украины по версии журнала Landlord, ее EBITDA достигает $392 на гектар. Показатель чистый долг/EBITDA «Росток-Холдинга» на конец 2015 года не превышает 1,1. Это одно из правил Купавцева — не брать ресурсов больше, чем компания может обслужить. К разговору также присоединился генеральный директор «Росток‑Холдинга» Валерий Ласьков.

В течение двух часов участники встречи обсуждали, на каких условиях и под какие программы банки готовы выделять финансирование, что может выступать залогом по кредитам, какие финансовые инструменты появились на рынке и что теперь важно для фининститутов при оценке заемщиков.

Landlord: Виктор Петрович, когда было легче привлекать финансирование: в 1990‑х годах или сейчас?

Виктор Купавцев: Конечно, собственных ресурсов для развития компаниям недостаточно, поэтому приходится привлекать заемные. В первые годы независимости маржинальность бизнеса иногда доходила до 300%, но рынок был непредсказуемым, это был период дикого капитализма. Сейчас все изменилось: большинство сегментов стабилизировались, ключевые игроки определены, рынок живет в рамках цивилизованных правил. Но сейчас в стране период политической и экономической нестабильности. Инвесторы не хотят заходить в Украину из‑за высоких страновых рисков, череды финансовых кризисов, а также громких дефолтов публичных аграрный компаний. Ликвидность нашей банковской системы значительно сузилась. Поэтому в последние годы привлекать финансирование стало сложнее.

LL: На что вы готовы брать кредиты?

Виктор Купавцев: Группа «Росток‑Холдинг» обрабатывает около 60 000 га земли. Мы выращиваем зерновые, у нас есть собственные элеваторные мощности, животноводство. Нас интересуют инвестиционные кредиты, то есть долгосрочное кредитование при адекватной стоимости ресурса. Предложения банков не всегда соответствуют нашим ожиданиям. Кроме того, компании нужны средства на пополнение оборотного капитала, торговое финансирование.

LL: Компании сейчас чаще обращаются за долгосрочным или краткосрочным финансированием?

Алексей Волчков: Обычно в кризис компании приостанавливают инвестиции. Но на сельском хозяйстве это сказывается меньше. К примеру, потребность в обновлении техники есть всегда, потому ее финансирование ПУМБ не прекращал ни в один год. Сейчас аграрии опять начинают запускать проекты по строительству логистической инфраструктуры, перерабатывающих мощностей. В сельском хозяйстве горизонт планирования гораздо больше, чем в промышленности.

LL: Из‑за сложностей с привлечением финансирования для мелких и средних компаний МФК предложила программу аграрных расписок. Готовы ли наши аграрии пользоваться этим финансовым инструментом?

Елена Волошина: Раньше мы предоставляли финансирование банкам, которые потом кредитовали мелкие и средние компании. Проблема агросектора в том, что у мелких и средних производителей зачастую не хватает твердых залогов, чтобы обеспечить финансирование. Поэтому мы предложили им несколько механизмов. Один из них — векселя. Эту программу мы запустили совместно с банками Credit Agricole и Райффайзен Банк Аваль, а также компанией Bayer, которая является одним из крупнейших поставщиков средств защиты растений. Сейчас 15% рынка СЗР финансируется именно при помощи этого инструмента. Хотя, когда мы начинали, бухгалтера, особенно в мелких и средних хозяйствах, панически боялись этого инструмента, они его попросту не знали. Аграрные расписки — это тоже достаточно новый для рынка инструмент, мы его позаимствовали в Бразилии. Там он сработал замечательно. Сегодня этот инструмент работает в восьми областях. С помощью аграрных расписок уже профинансировано 200 млн гривен. Но чтобы такая программа заработала в полной мере, нужно к ней подключить банки. Пока они осторожно относятся к этому инструменту.

Валерий Ласьков: Проблема оценки залогов была и остается актуальной. Банки неохотно кредитуют мелкие и средние компании. Программа аграрных расписок — достаточно неплохой инструмент для привлечения средств, но она в основном рассчитана на мелких фермеров, которые в качестве залога используют будущий урожай.

Елена Волкова: Я считаю, что даже если залог правильный, урожай все‑таки нужно оценивать. Есть корпоративные права, элеватор, урожай. Их необходимо оценивать в комплексе и под них получить гарантию собственника — да что еще надо?

«предложения банков не всегда соответствуют нашим ожиданиям»

lu5c9280-45

LL: Почему банкиры не готовы активно внедрять аграрные расписки? И какие программы предлагают банки для работы со средними и мелкими компаниями?

Тамара Савощенко: Этот вопрос лежит в регуляторной плоскости, поскольку есть проблемы с резервированием. C точки зрения функциональности это один из немногих инструментов, который доступен мелкому сельхозбизнесу. Он намного лучше, чем векселя. Что касается остальных программ, то мы придерживаемся традиционного подхода. Предоставляем нашим клиентам обычное финансирование под оборотный капитал и под инвестиционные проекты. Сейчас в меньшей степени, в силу понятных причин. Одно из наших условий — это обязательное участие самого клиента. Мы не финансируем на 100% его проект. У нас также есть требования с точки зрения оценки рисков заемщика. «Росток‑Холдинг» — интересный клиент. Мы хотели бы поработать с ним.Алексей Волчков: Я хотел бы отметить, что сейчас проблем с финансированием агросектора нет. Любая компания, которая нормально ведет бизнес, легко получит кредит. Если год назад мы все говорили, что у банков проблемы с ликвидностью, то сейчас деньги появились. Есть проблема выбора правильного заемщика. Мы смотрим, как компании ведут бизнес: оцениваем затраты на гектар, общую кредитную нагрузку. Соотношение долга к EBITDA не должно превышать 3. Программ действительно очень много. К примеру, векселя обходятся клиенту в 3–5% годовых. Единственное, что так пока работают только поставщики агрохимии и семян, к сожалению, поставщики удобрений и топлива в этой программе не участвуют. Есть сезонное финансирование под урожай. И мы каждый год увеличиваем его объем.

Елена Волошина: Все мы знаем о нехватке залогов у средних и мелких компаний. У МФК существуют и беззалоговые инструменты. К сожалению, так же как вексель не воспринимался рынком, так и «квазиэквити» у собственников вызывает абсолютную аллергию. Они начинают сравнивать такой инструмент с необеспеченным кредитом с элементом участия в доходности компании с простым обеспеченным кредитом. А это даже не апельсины‑яблоки, это баклажаны и апельсины. К сожалению, из‑за того что инструмент на рынке пока не очень популярен, он доступен в большей степени международным финансовым институтам. Я часто слышу от собственников: «Мне не хватает залогов на обеспечение кредитов». Давайте будем говорить о необеспеченном, о субординированном финансировании. Но в этом случае я беру риск как инвестор в капитал. Значит, я ожидаю и соответствующую доходность. И тогда мы уже не говорим о 9–11%, мы говорим о совершенно другой процентной ставке. И вот здесь происходит непонимание.

Тамара Савощенко: Тут опять вопрос регуляторный, с резервами. Потому что, скорее всего, он будет оцениваться Национальным банком как обычный беззалоговый кредит. Со всеми вытекающими последствиями.

LL: Как банки сейчас оценивают устойчивость заемщика?
Валерий Ласьков: Банки обычно оценивают деятельность компании в динамике. Но в предкризисные годы в погоне за размещением ресурсов, за вознаграждением некоторые банки иногда пренебрегали правилами. В результате часть агрокомпаний набрали кредитов, исходя из оптимистических прогнозов развития. В кризис эти долговые обязательства стали для многих из них непосильной ношей, и дефолты следуют один за другим.

Алексей Волчков: В Украине цикл сельского хозяйства от хорошего до плохого года климатически обусловлен четырьмя‑пятью годами, поэтому банки смотрят на прибыльность компании за этот период. Переинвестирование всегда было бичом сельского хозяйства. Когда люди, получая хороший урожай в течение одного‑двух лет, тут же начинали инвестировать во все подряд. Набирали много денег в расчете, что 10 лет подряд растениеводство будет давать большую прибыльность, не учитывая, что бывают и плохие года. Потом это приводило к краху компании.

Елена Волкова: Проблема украинского агросектора гораздо глубже, чем просто долговая нагрузка. Он начал активно развиваться параллельно с банками. Было наличие финансирования, было желание это финансирование получить, но не было культуры освоения кредитных средств. Предприятия тратили деньги на землю, технику, на оборотный капитал. И каждая попытка банков проанализировать «а на что вы потратили?» всегда натыкалась на ответ «мы сами разберемся». У компаний были инвестиции в землю, в технику, но не было инвестиций в людей, в бюджетирование, в планирование, в анализ эффективности вложения кредитных средств. Только сейчас компании стали задумываться о том, куда направлять финансовые ресурсы. Это мы почувствовали по своим услугам: пару лет назад они начали инвестировать во внутренний аудит, в функцию бюджетирования, планирования.

Алексей Волчков: К примеру, во Франции средняя компания зачастую не имеет достаточной финансовой культуры, чтобы самой оценить правильность инвестиций. За нее финансовый анализ делает банк. В Украине эти услуги тоже начинают появляться. В ПУМБ мы уже более шести лет проводим стресс‑тесты и объясняем собственникам и финансистам компаний, каким мы видим их развитие и какую максимальную нагрузку рекомендуем. Всегда отговариваем клиентов от входа в большие инвестиционные проекты, которые основываются на пиковых доходах и не соизмеряются с прибылью компании за последние четыре‑пять лет.

«у мелких и средних производителей зачастую не хватает твердых залогов»

Валерий Ласьков: Аграрные компании долгие годы оставались непонятными, а значит рискованными клиентами для банкиров. Финансовые учреждения активно кредитовали металлургические, химические предприятия. Даже если банк принимал решение выдать финансовые ресурсы агрокомпании, то это был кредит только под рабочий капитал, то есть короткие деньги на срок до девяти месяцев. Поэтому многие агропредприятия были вынуждены использовать на инвестиционные проекты ресурсы, которые на самом деле были привлечены под рабочий капитал. Тогда возникал огромный перекос кредитного портфеля. Короткие деньги обслуживали инвестиции с долгой окупаемостью. Получалась своеобразная петля, которая все туже затягивалась на шее аграриев. Когда начал появляться интерес со стороны инвестиционных западных компаний и пришли частные инвестиционные фонды, украинские банки тоже начали внимательнее смотреть на АПК. Они разработали специальные финансовые программы для данного сектора. В это время некоторые агрокомпании разместили свои акции на публичных рынках, что позволило им увеличить капитализацию и улучшить кредитную привлекательность. В результате у них появилась возможность реструктуризировать кредитные портфели и привести их в соответствие с потребностями компании. С моей точки зрения, западные инвесторы, а также международные финансовые институты, такие как МФК и ЕБРР, принесли в АПК страны цивилизованную финансовую культуру.

Елена Волкова: Кроме собственно финансирования участие банка всегда в определенном смысле дисциплинирует, чему‑то учит, открывает новые возможности. Потому что это свежий взгляд. Это кто‑то, кто видел сотни таких проектов по всему миру. И через эту экспертизу банки дают компании толчок к развитию.

LL: Под какие программы готовы выдать финансирование коммерческие банки?

Елена Волошина: МФК может предоставлять краткосрочное финансирование под оборотный капитал. Раньше мы этого не делали. Наша программа немного отличается от оборотных денег, которые предлагают коммерческие банки, прежде всего длительностью срока. МФК может предоставлять финансирование и под инвестиционные программы, в том числе на строительство элеваторов.

Тамара Савощенко: Под инвестпрограммы, под те же элеваторы, на срок до семи лет.

Алексей Волчков: Мы даем деньги на строительство элеваторов, покупку техники. Меньше, но рассматриваем проекты по переработке. В прошлом году совместно с одним агропорталом мы делали оценку мирового экспорта сельхозпродукции. Украина экспортирует столько же зерна, сколько весь Евросоюз. А по поставкам на мировой рынок продуктов переработки наша страна отстает в четыре раза. Я понимаю, нужны большие инвестиции в строительство предприятий, понимание рынков сбыта.

Виктор Купавцев: Это ошибочная позиция. Потенциал аграрной отрасли настолько велик, что переработать весь объем производимого в Украине сырья нереально. Однако наличие необходимых мощностей для переработки не решает вопрос выхода наших товаров с добавленной стоимостью на внешние рынки. Первая проблема связана с качеством продуктов. Вторая — на Западе достаточно собственных производителей продовольствия. Чтобы продавать свои продукты, например в Европе, нашим производителям приходится строить или покупать там перерабатывающие предприятия. Украинским фермерам можно и нужно использовать мировой опыт и создавать кооперативы для развития бизнеса и привлечения финансирования.

Тамара Савощенко: У нас кооперативы не приживутся. Это менталитет. Почему все ждут отмены моратория на продажу земли сельхозназначения? Потому что мелкий фермер продаст землю. Объединяться никто не будет. Это семья может объединиться, две семьи, но это уже исключительный случай.

Валерий Ласьков: Очень хорошо, что банки готовы инвестировать в инфраструктуру. Но хочу обратить внимание наших банкиров на то, что в программах западных банков, а также международных финансовых институтов МФК и ЕБРР при выделении долгосрочных инвестиций существует такой важный момент, как отсрочка погашения. Этот льготный период обычно длится с момента строительства объекта до его ввода в эксплуатацию. В Украине перевернутая ситуация: ты еще ничего не построил, но уже должен погашать тело кредита, платить проценты.

Алексей Волчков: Льготный период у нас существует: полгода, иногда год. Но он касается только тела кредита. Мы изучаем денежный поток от деятельности всей компании, не только конкретного проекта. Его величина должна быть выше, чем 1,3 для погашения инвесткредита. Если он чуть меньше, мы даем льготный период.
Виктор Купавцев: Наше законодательство не позволяет финансовому рынку использовать весь спектр инструментов, которые есть в арсенале западных банков. За исключением банковских кредитов, доступ к другим финансовым инструментам для украинских предприятий закрыт. Параллельно с банками в европейских странах работает много других финансовых институтов: инвестиционные фонды, фондовые биржи, трасты — все это альтернативные источники заемных денег. Они предлагают гораздо большее количество продуктов по привлечению ресурсов как для мелкого и среднего, так и для крупного бизнеса.

«у компаний появилась культура освоения денег — они начали инвестировать во внутренний аудит, бюджетирование, планирование»

lu5c9401-48

Тамара Савощенко: Мы также активно предоставляем торговое финансирование — это инструмент №1. Просто, как правило, мы его даем постоянным клиентам. Мы знаем, как они работают. Если клиент обслуживается в трех банках, и все они являются основными, любой из них может дать такое финансирование. Это инструмент, который очень активно используется.

Алексей Волчков: Есть короткое беззалоговое контрактное финансирование, которое не очень активно используют, но мы его предоставляем своим клиентам, когда есть четкий покупатель на товар и надо профинансировать покупку, логистику. При этом покупатель не должен быть торговым подразделением украинского заемщика. Такое финансирование мы предлагаем на срок до 1,5 месяцев под минимальный залог.
Виктор Купавцев: Какая долговая нагрузка на гектар считается приемлемой с точки зрения банков?

Тамара Савощенко: $700–800 на гектар. Кроме оборота мы оцениваем эффективность компании, ее систему управления.

Виктор Купавцев: Правильная система менеджмента — важный фактор успешности компании. Я являюсь противником авторитарного стиля управления. Есть команда, и она должна работать.

Тамара Савощенко: Конечно, эффективное управление очень важно: налажены ли внутренние процессы, есть ли делегирование. Дальше рассматриваем отдельно каждую функцию: насколько эффективна финансовая служба, какова система планирования, анализа, бухгалтерского учета. Это, наверное, самый важный из нецифровых показателей. Нагрузка на гектар, в принципе, говорит не о многом. Надо посмотреть, где эти гектары расположены, разрознены или нет, какая урожайность, есть ли элеваторы.

Валерий Ласьков: Сейчас банки уделяют особое внимание оценке системы корпоративного управления. Они оценивают, кто и как управляет компанией, кто и как принимает решения. Соответствие правилам корпоративного управления является обязательным условием для публичных компаний. Несмотря на то что формально «Росток‑Холдинг» не является публичной компанией, мы стараемся соответствовать всем требованиям к корпоративному управлению. Например, с 2010‑го компания ежегодно проходит независимый международный аудит.
Алексей Волчков: По новому законодательству, со следующего года при кредитном портфеле свыше 200 млн гривен аудит будет обязательным для всех компаний.

LL: С КАКИМИ СЛОЖНОСТЯМИ ВЫ СТАЛКИВАЕТЕСЬ ПРИ АУДИТЕ АГРОКОМПАНИЙ?
Елена Волкова: Это дорогие сотрудники, большая инвестиция. Но иначе никак. Имея на руках одну отчетность, кредит не получишь. Аудит — один из элементов корпоративной культуры. Необходимо понимать, куда компания стремится дальше. Мы не навязываем эту услугу, компании сами должны почувствовать потребность в аудите. На самом деле, вроде период кризиса, период экономии, но спрос на эту услугу растет. Компании почувствовали потребность, потому что сами на внутреннем рынке они не получат финансирование. Если они хотят пойти к МФК или ЕБРР, то первое, что потребуют международные финансовые институты, — это аудированную отчетность. Другое дело, что многие украинские компании до сих пор не готовы открыться и предоставить всю информацию.

25 серпня 2016 00:53

Рейтинг 25 самых эффективных растениеводческих компаний Украины

Текст: Ольга Дружерученко

Впервые рейтинг эффективности растениеводческих компаний мы составляли год назад, когда наша команда еще работала в журнале «Forbes Украина». Занимаясь подготовкой очередного августовского выпуска Forbes, традиционно посвященного аграрному бизнесу, мы решили проранжировать компании сектора, но долго спорили по поводу показателя. Как правило, для составления рейтингов агрохолдингов украинские СМИ и аналитические агентства использовали размер земельного банка.

На наш взгляд, это в корне неправильный подход: в Украине нет рынка сельскохозяйственной земли, ее можно только арендовать. Ранжировать компании по размеру того, что им не принадлежит и лишь временно находится под их контролем, — это история не о бизнесе. Что же тогда о бизнесе? Цифра, демонстрирующая, насколько эффективно агрохолдинги используют арендованные поля, сколько денег они получают с каждого обрабатываемого гектара. Руководствуясь этой логикой, мы остановились на показателе EBITDA на гектар земли, которая находится в обработке (не просто в аренде) у компании. Мы не настаиваем на том, что это максимально точный и единственно правильный показатель экономической эффективности растениеводческого бизнеса. Но более релевантный расчет наши аналитики пока не разработали.

Как и в прошлом году для Forbes, так и в этом году для Landlord мы ранжировали компании, которые занимаются растениеводством и арендуют минимум 35 000 га сельскохозяйственной земли. Если холдинг многопрофильный (в структуре бизнеса есть животноводство, переработка, трейдинг), мы вычленяли растениеводческую EBITDA и делили ее на количество обрабатываемых гектаров. Непубличные компании, отказавшиеся отвечать на отправленный им запрос, оценивались сравнительным методом (с помощью рыночных мультипликаторов публичных компаний).

Средняя EBITDA на гектар в нашем рейтинге составляет $314. Как и в минувшем году, в списке лидирует холдинг «Сварог Вест Групп», хотя показатель у компании существенно снизился: с $700/га до $540/га. Руководитель «Сварога» Андрей Гордийчук объяснил такое положение дел существенной потерей урожая в 2015‑м из‑за неблагоприятных погодных условий.

К удивлению читателей, в прошлом году в наш рейтинг не попал один из крупнейших в Украине агрохолдингов — группа компаний «Кернел». EBITDA растениеводческого сегмента бизнеса «Кернела» в 2014 маркетинговом году была отрицательной. В 2015‑м, согласно финансовому отчету компании, она составила $98 млн. В ответе на запрос Landlord компания указала EBITDA за календарный 2015 год. На гектар получилось $350.

Еще один интересный фигурант рейтинга, которого мы не ожидали увидеть в нашем списке, — компания HarvEast Holding. Несмотря на то что поля компании находятся в зоне АТО, ее сотрудникам удалось провести и посевную, и уборочную, обеспечив холдингу EBITDA $121/га. В рейтинге есть и другие компании, чьи земли расположены близко к зоне АТО: «Агротон» и «АПК‑Инвест». Они нашли в себе силы и мотивацию не опускать руки, невзирая на обстрелы и мины в полях. И их настойчивость и целе­устремленность попали в благодатную и благодарную почву — плодородный украинский чернозем.

 

24 червня 2016 19:38

Рейтинг 45 крупнейших аграрных холдингов Украины

45 аграрных компаний совокупно контролируют около 4,1 млн га сельхозземли. А их общая выручка превышает $10,8 млрд. Мы сознательно не ранжируем компании по размеру земельного банка — этот актив им не принадлежит. Другое дело — заработанные компаниями деньги. Это честные деньги, полученные благодаря грамотному использованию взятой в аренду земли. В наш рейтинг вошли вертикально интегрированные холдинги, в структуре бизнеса которых есть несколько взаимосвязанных дивизионов: от растениеводства до производства готовой продукции и ее реализации. Мы не включали в рейтинг дочерние предприятия транснациональных компаний и переработчиков (которые сами не производят сырье). Ранжировали компании по выручке за 2015 год. Данные брали из отчетов компаний или получали от них в ответе на наш запрос. Ряд компаний не предоставили информацию в связи с политикой конфиденциальности или невозможностью озвучить цифры до официальной публикации в конце весны. Выручку таких предприятий мы оценивали самостоятельно — опирались на доступные данные и прибегали к сравнительным методам оценки выручки. В рейтинге эти компании отмечены звездочкой.

Текст: Ольга Дружерученко, Дария Исакова

**Прогнозы компании (открытые данные).

 

 

 

Показати ще