Александр Буряк и Сергей Буряк

13 вересня 2016 09:10

Агрохолдинг «Сварог Вест Групп» инвестировал $2,5 млн в создание аграрного кооператива

Каждое утро Юрий Семенюк, житель небольшого села на Хмельнитчине, отправляется в местный пункт приема молока. Приложив персональную скретч‑карту на входе и зафиксировав свой визит, он сливает свежее молоко в специально отведенную для этого емкость. Система автоматически определяет качество продукта. Если оно соответствует установленной норме, Семенюку на счет приходит сумма из расчета 4,5 гривны за литр молока — на 2 гривны больше, чем предлагают посредники.

Это не эпизод из фильма «Рай селянина», а вполне реальные будни членов «Первого национального аграрного кооператива» (ПНАК), организованного в сентябре прошлого года агрохолдингом «Сварог Вест Групп». Сейчас таких, как Семенюк, 25 000 человек. У «Сварога» появились единомышленники — несколько крупных растениеводческих компаний и производителей сахара. Вместе за этот период они инвестировали в ПНАК около $8,5 млн. Доля «Сварога» — примерно $2,5 млн. На что тратятся деньги, и главное: есть ли в этом какая‑то экономическая выгода для инициаторов проекта?

ПНАК стал звездой специализированных СМИ — на эту тему не написал заметку или не снял сюжет только ленивый. Кооператив позиционировали как инновационный социальный проект, реализованный в соответствии с лучшим зарубежным опытом. Предправления и миноритарный акционер «Сварога» Андрей Гордийчук признается: такой имидж очень удобен. Но он лишь отчасти соответствует действительности. За искусной и дорогой социально ориентированной инициативой кроется трезвый расчет и развивается перспективная бизнес‑модель. Именно под таким углом Landlord посмотрел на устройство ПНАК.

Внимательный арендатор
В рейтинге самых эффективных агрокомпаний по версии Landlord «Сварог» — на первом месте. EBITDA на гектар в холдинге банкиров Сергея и Александра Буряков и опытного агрария Гордийчука достигает $540. Компания обрабатывает 80 000 га в Хмельницкой, Черновицкой и Житомирской областях. Выращивает зерновые. Буряки — финансовые партнеры компании, Гордийчук — идейный вдохновитель и куратор основных процессов в бизнесе «Сварога». Высокая эффективность холдинга — его заслуга. Как классический перфекционист, он старается всеми возможными способами добиться эффективности не только в производстве, но и в менеджменте, социальной политике, коммуникациях.

«Людям нужно давать не рыбу, а удочку»

«В какой‑то момент я перестал получать удовольствие от успеха своего бизнеса, находясь в неблагоприятной среде, — говорит Гордийчук. — Я не планирую переезжать в другую страну, мне захотелось здесь, в Украине, реализовать полезный проект, который повлиял бы на жизнь людей». Классические программы корпоративной социальной ответственности (КСО), которые используют практически все агрохолдинги, Гордийчука не устраивают. По его словам, ранее компания тратила около $1,5 млн в год на КСО: ремонт дорог, крыш, школ, строительство детских садиков в селах, где живут арендодатели «Сварога». Но это не позволяло достичь тех целей, которые ставил перед проектом Гордийчук. «Глобально такой подход не решает проблемы селян, — уверен бизнесмен. — Людям нужно давать не рыбу, а удочку, с помощью которой можно решить социальные вопросы». Плохие дороги и разрушенные баскетбольные площадки — это вершина проблемы, но не ее корень. Положив асфальт, компания‑арендатор только поставит галочку в своем отчете и временно задобрит селян. Но очень быстро они вспомнят о безработице, низких ценах на их продукты и высоких ценах на молоко и хлеб в сельских магазинах.

«Мы проводили опрос среди жителей сел в областях, где арендуем земли, спрашивали, что их не устраивает, — рассказывает Гордийчук. — Чаще всего жаловались на то, что молоко и зерно у них покупают по низким ценам, что посевная и уборочная стоят слишком дорого». Самая густая тень, по его словам, накрывает рынок сельскохозяйственной продукции, произведенной частным сектором. Люди недополучают деньги, на них наживаются посредники. «Селяне не виноваты в том, что нет отлаженной централизованной системы закупок и продаж, формирования партий, контроля качества и цены, понятного документооборота, — констатирует предприниматель. — Спекулянты пользуются коммерческой безграмотностью и не­опытностью людей».

Ценный опыт
Выяснив для себя причины глобальной сельской меланхолии, Гордийчук стал искать способ их устранить. Его вдохновила идея кооперативного движения, доказавшая свою эффективность в странах Западной Европы и в Азии. Объединяясь в кооперативы, селяне получают гораздо больше возможностей, чем работая самостоятельно. Заказ техники для работы в поле, покупка средств защиты растений, формирование партий сельхозпродукции, которые позволяют диктовать производителям свои правила на рынке. Более того, работать не только внутри страны, но сотрудничать с трейдерами, отправлять товар на экспорт. Благодаря кооперативному движению в свое время Королевство Нидерландов, страдавшее от голода после Второй мировой войны, смогло накормить себя и поделиться опытом агропроизводства с миром. В ПНАК за основу взяли японскую модель кооперативов. «В Японии члены кооперативов обеспечены средствами производства, имеют возможность выгодно продавать свой товар, доступ к кредитованию, социально‑бытовому и медицинскому обслуживанию», — рассказывает Зиновий Сверда, президент «Украинского кооперативного альянса».

Европейские фермеры без своих мощных кооперативных структур не смогли бы выжить в условиях рынка, и поэтому европейский фермерский сектор вообще нельзя рассматривать в отрыве от форм сельскохозяйственной кооперации, отмечает Сверда. В ЕС кооперативы контролируют свыше трети рынка сбыта сельскохозяйственной продукции и столько же — в сегменте поставок средств производства для сельского хозяйства. По отдельным продуктам эта доля гораздо выше.

Убедить селян вступить в кооператив оказалось сложнее, чем предполагали в «Свароге». Если в холдинге после нескольких месяцев изучения вопроса кооператив априори воспринимали как благо, то для селян выгоды предложенного новшества были неочевидны. Начали с сел Хмельницкой области. Сотрудники компании выезжали на места, собирали селян и рассказывали им о том, что такое кооператив и как он поможет решить их вопросы. Главная мысль, которую пытались донести селянам: кооператив — это не благотворительность и не социальный проект. Это возможность стать предпринимателем как обычному селянину, так и фермеру, работая эффективно и производя качественные продукты.

Страна в стране
Постепенно селяне прониклись идеей. Ежедневно ПНАК пополнялся сотнями, а то и тысячами новых участников. Со временем люди распробовали все прелести участия в кооперативе.

По сути, ПНАК действительно решил две основные проблемы селян: низкие цены на их продукцию и высокие затраты на еду в магазине, на посевную и уборочную. Члены кооператива теперь получают адекватные деньги. Пример с молоком, которое продает по утрам Семенюк, очень показательный. Спекулянты платили ему 2,5 гривны за литр, а переработчикам продавали его вдвое дороже. Кооператив продает переработчикам сырье по той же цене, но закупка происходит уже не по 2,5 гривны за литр, а по 4,5.

в кооперативе обычный селянин становится предпринимателем

«Практика показывает, что с дополнительных доходов люди готовы отчислять налоги, если понимают, что деньги пойдут им же во благо», — констатирует Гордийчук. Селяне на сборах определяют актуальные для них проблемы и из общего бюджета, сформированного из отчислений, выделяют деньги на решение этих проблем: ремонт дороги, школы, строительство садика. «Они видят: сами заработали — сами потратили. Им приятно, что они ни от кого не зависят и могут самостоятельно решить свои проблемы», — говорит глава «Сварога». Аккумулируя деньги, селяне могут инвестировать в собственное производство: наращивать выпуск молока и даже заниматься в небольших масштабах его переработкой, не только выращивать пшеницу, но и строить мельницу, открывать пекарни. «Вы не увидите в селах, к примеру, Италии гигантских хлебозаводов — там работают локальные пекарни, принадлежащие жителям этих сел, — рассказывает Гордийчук. — Кооператив позволяет избежать длинной производственной и логистической цепочки, которая приводит к существенному удорожанию конечного продукта». В итоге селяне могут покупать дешевый хлеб, творог, молоко, муку. Они могут пользоваться техникой, купленной на деньги кооператива, и т. д.

Становясь частью ПНАК, человек подписывает контракт на год и получает ряд преимуществ. По сути, он уходит под опеку кооператива, который предоставляет ему бесплатные консультации, что производить и как повышать свою эффективность. Организацией процессов закупок и продаж занимаются кураторы кооператива, главным образом «Сварог». К примеру, пункт приема и оценки качества молока — это инвестиция холдинга. «Мы поставили справедливую цену, сконцентрировали в одном месте продукцию и взяли на себя функцию ведения переговоров с переработчиками, — раскрывает механику процесса Гордийчук. — Фермеры продают товар внутри кооператива, перерабатывающее предприятие приезжает в кооператив и закупает молоко».

Сейчас разрабатывается специальный сайт, фуд‑портал. Он даст возможность обычным селянам и фермерам продавать свою продукцию напрямую покупателям. Продукция будет только органическая, сертифицированная, и о ней будет вся информация, вплоть до того, кто ее производит. «К примеру, вы покупаете яйца, на этом же сайте вы сможете пообщаться с семьей, которая их продает. Сейчас мы продвигаем идею, чтобы эта органическая продукция поставлялась в школы и детские садики», — говорит Гордийчук.

Естественно, что на втором году работы заработки ПНАК не позволяют покрыть существующие затраты. Разницу, опять же, компенсируют кураторы. «Первое правило кооператива: нельзя ничего давать бесплатно, — отмечает Гордийчук. — Суть в том, что члены кооператива платят за услуги и товары гораздо меньше, чем платили ранее». Будучи участниками ПНАК, селяне обеспечены микрокредитованием, страховкой, доступными медицинскими услугами, скидками на лекарства в аптеке и на продукты — в магазине. Также у них есть возможность меньше тратить на посевную и уборочную. Гордийчук приводит характерный пример. Цена на вспашку в Хмельницкой области колеблется от 2500 до 3500 гривен за гектар. Участники же кооператива за эту процедуру платят из расчета 1200 гривен за гектар. Экономия — за счет использования техники, закупленной «Сварогом» и его коллегами. На формирование МТС, услуги которой заказывают члены кооператива, компании потратили $6,5 млн.

В кооперативе существует до 20 различных программ. К примеру, «Двойной доход от коровы». Помимо того что селянин может сдавать в кооператив молоко по высокой цене, он имеет возможность также бесплатно воспользоваться услугой осеменения коровы. Если в хозяйстве родился теленок, заключается договор. Предварительно кооператив выплачивает 1500 гривен аванса и оставляет его на откорм. Впоследствии теленка можно сдать в кооператив по цене выше рыночной — на 2 гривны больше за один килограмм.

 

Другая программа
«Мини‑птицеферма — дневной доход». Для этого нужно в своем хозяйстве организовать мини‑птицеферму, имея около 200 кур на общей площади 0,1 га. Это дает возможность получать ежемесячную чистую прибыль в размере примерно 3500 гривен. Параллельный доход будет приносить реализация мяса.

Год назад хмельничанка Людмила Тихонюк заключила с ПНАК контракт, и не жалеет. «В этом году мы выращиваем тыкву на 10 сотках и фасоль — на пяти. Именно в кооперативе мне подсказали, что эти культуры выращивать выгодно. Если у меня возникают проблемы или вопросы, я звоню консультантам, и они мгновенно реагируют. Раньше на огороде я все выращивала для себя. Теперь выращиваю то, что выгодно, еще и зарабатываю на этом деньги», — рассказывает Тихонюк.

Сейчас в планах ПНАК — создать несколько примеров базовых сел, где будут развиваться все направления коопераций. На этой базе основать центр, в котором люди могли бы повышать свою квалификацию.
Татьяна Василик, директор благотворительного фонда «Укрепление общин» в Хмельницкой области, который принадлежит «Сварогу», рассказывает: до конца года во всех школах региона проведут разъяснительные лекции о кооперативах. «То, что молодежь массово уезжает из сел — логично, ведь там нет никакой работы и перспектив. С развитием кооперативов ситуация изменится. Только в мае мы провели обучение в 58 школах. Дети очень быстро схватывают идею и в своих семьях выступают локомотивами для ее реализации», — отмечает она.

Сатисфакция
Выгода для селян от участия в кооперативе очевидна. Что получают от своей инициативы компании, инвестировавшие в создание ПНАК? Помимо более эффективной КСО, посредством ПНАК они закрывают важные для них экономические вопросы. Один из соинвесторов кооператива занимается производством сахара. Количество земли в обработке не позволяет ему полностью обеспечить его заводы необходимым объемом сырья. Вместо того чтобы вкладывать в аренду и обработку большего количества земли, он закупает сахарную свеклу у селян из ПНАК. Их он обеспечивает посевным материалом и пр., в результате при минимальных усилиях он уверен в объеме и качестве полученного сырья.

Гордийчук покупает у селян нишевые высокомаржинальные культуры, которые самостоятельно выращивать на своих полях холдингу невыгодно. «Сварог» делает селянам предварительный запрос, обеспечивает их семенами, консультирует, а затем выкупает урожай. Бизнес приучает людей выращивать выгодные культуры: фасоль, тыкву — на семечку, чечевицу, спельту. Отдельная сверхмаржинальная категория — грецкие орехи.

В «Свароге» поясняют, ПНАК — это долгосрочная инвестиция. «Если взять отдельно выделенный кластер, из которого мы делаем сейчас инкубатор, я думаю, что на прибыль он должен выйти к началу 2017 года», — говорит Гордийчук. В компании проанализировали экономические возможности сел Хмельницкой области. Сумма получилась внушительная: около 40 млрд гривен в год.

25 серпня 2016 00:53

Рейтинг 25 самых эффективных растениеводческих компаний Украины

Текст: Ольга Дружерученко

Впервые рейтинг эффективности растениеводческих компаний мы составляли год назад, когда наша команда еще работала в журнале «Forbes Украина». Занимаясь подготовкой очередного августовского выпуска Forbes, традиционно посвященного аграрному бизнесу, мы решили проранжировать компании сектора, но долго спорили по поводу показателя. Как правило, для составления рейтингов агрохолдингов украинские СМИ и аналитические агентства использовали размер земельного банка.

На наш взгляд, это в корне неправильный подход: в Украине нет рынка сельскохозяйственной земли, ее можно только арендовать. Ранжировать компании по размеру того, что им не принадлежит и лишь временно находится под их контролем, — это история не о бизнесе. Что же тогда о бизнесе? Цифра, демонстрирующая, насколько эффективно агрохолдинги используют арендованные поля, сколько денег они получают с каждого обрабатываемого гектара. Руководствуясь этой логикой, мы остановились на показателе EBITDA на гектар земли, которая находится в обработке (не просто в аренде) у компании. Мы не настаиваем на том, что это максимально точный и единственно правильный показатель экономической эффективности растениеводческого бизнеса. Но более релевантный расчет наши аналитики пока не разработали.

Как и в прошлом году для Forbes, так и в этом году для Landlord мы ранжировали компании, которые занимаются растениеводством и арендуют минимум 35 000 га сельскохозяйственной земли. Если холдинг многопрофильный (в структуре бизнеса есть животноводство, переработка, трейдинг), мы вычленяли растениеводческую EBITDA и делили ее на количество обрабатываемых гектаров. Непубличные компании, отказавшиеся отвечать на отправленный им запрос, оценивались сравнительным методом (с помощью рыночных мультипликаторов публичных компаний).

Средняя EBITDA на гектар в нашем рейтинге составляет $314. Как и в минувшем году, в списке лидирует холдинг «Сварог Вест Групп», хотя показатель у компании существенно снизился: с $700/га до $540/га. Руководитель «Сварога» Андрей Гордийчук объяснил такое положение дел существенной потерей урожая в 2015‑м из‑за неблагоприятных погодных условий.

К удивлению читателей, в прошлом году в наш рейтинг не попал один из крупнейших в Украине агрохолдингов — группа компаний «Кернел». EBITDA растениеводческого сегмента бизнеса «Кернела» в 2014 маркетинговом году была отрицательной. В 2015‑м, согласно финансовому отчету компании, она составила $98 млн. В ответе на запрос Landlord компания указала EBITDA за календарный 2015 год. На гектар получилось $350.

Еще один интересный фигурант рейтинга, которого мы не ожидали увидеть в нашем списке, — компания HarvEast Holding. Несмотря на то что поля компании находятся в зоне АТО, ее сотрудникам удалось провести и посевную, и уборочную, обеспечив холдингу EBITDA $121/га. В рейтинге есть и другие компании, чьи земли расположены близко к зоне АТО: «Агротон» и «АПК‑Инвест». Они нашли в себе силы и мотивацию не опускать руки, невзирая на обстрелы и мины в полях. И их настойчивость и целе­устремленность попали в благодатную и благодарную почву — плодородный украинский чернозем.

 

19 квітня 2016 01:12

Рейтинг импортеров: крупнейшие импортеры сельскохозяйственной техники

бъем импорта товаров для аграрного бизнеса сокращается. Эта тенденция наметилась еще в конце 2014 года. Особенно сократились продажи импортной агротехники. По данным Гостаможслужбы, в 2015‑м ее импорт составил $177 млн против $193 млн годом ранее. «Купить технику стоимостью более $100 000 сейчас мало кто решится», — отмечает владелец одной из агрокомпаний.

LANDLOD выбрал крупнейших импортеров сельхозтехники в Украине. Полный список компаний, которые вошли в рейтинг крупнейших импортеров товаров для агробизнеса вы можете прочитать здесь. Купить номер с рейтингом или оформить подписку можно здесь.

Владельцы: Василий Скарлат, Владимир Лобач, Мария Лавренюк
Объем импорта: $3,96 млн
Специализация: семена, сель

12 грудня 2015 12:20

Рейтинг крупнейших аграриев – 2015. Не только украинцы.

Люди, заработавшие деньги в агропромышленном секторе, до сих пор остаются заложниками стереотипов. Во всяком случае, в Украине. Как бы обидно это ни звучало, неискушенная публика часто позволяет себе отпускать в их адрес неприятный термин «колхозник». Когда речь заходит о владельце сельскохозяйственного предприятия, у большинства перед глазами всплывает образ трудяги в клетчатой рубахе с черноземом под ногтями и обветренным лицом. Ни один из фигурантов составленного нами списка в этот образ не вписывается. Более того, практически никто из них не начинал свой путь к большому капиталу с фермерства.

Участники нашего рейтинга — это инвесторы, которые вовремя рассмотрели потенциал отрасли и смогли правильно разработать и внедрить стратегию развития и роста на рынке, мало прельщавшем других предпринимателей. Ставка себя оправдала. Рейтинг, представленный на последующих страницах журнала, — лучшее тому доказательство. Почему его фигурантов мы назвали аграриями? Это отнюдь не дань привычке и традициям. Мы использует понятие Agri в широком его понимании — по аналогии с тем, как сектор рассматривают финансисты. Это не только земледелие или животноводство, но также переработка, экспорт, производство кондитерских изделий, молочной продукции и т. п. Справедливости ради отметим, что в рейтинг вошли преимущественно владельцы крупных вертикально интегрированных холдингов, бизнес-цепочка которых предполагает наличие всех элементов — от производства сырья до экспорта продукции с добавленной стоимостью.

Наш рейтинг вас удивит. В нем вы не увидите некоторых привычных фигурантов списков богатейших украинцев, которые составляют другие издания. Зато узнаете много новых фамилий. Почему так произошло? При составлении рейтинга мы учитывали только аграрные активы наших героев. Бизнес-интересы многих из них не ограничиваются сельским хозяйством и пищевой промышленностью. Они владеют банками, строительными компаниями, играют на бирже и являются миноритарными акционерами крупных международных корпораций. Мы сосредоточились на части их капитала, обеспеченной агробизнесом. В итоговую сумму мы также не включали личное имущество фигурантов. Если компания участника рейтинга публична, мы рассчитывали ее стоимость по капитализации и обменным курсам на 12.10.2015. Затем высчитывали капитал фигуранта через его долю в компании. При расчете стоимости непубличных компаний использовалась информация об их объемах продаж и производства, прибылях, долгах. Стоимость компании определяли, ориентируясь на актуальные оценочные мультипликаторы, представленные на Лондонской и Варшавской фондовых биржах. В нашем рейтинге — не только граждане Украины. В списке вы, к примеру, увидите владельца группы инвестиционных фондов NCH американца Джорджа Рора, на деньги которого в Украине был построен один из крупнейших агрохолдингов «Агропросперис». Еще один иностранец — эстонец Йоаким Хелениус, собственник компании Trigon Agri. Всего в нашем рейтинге шесть иностранцев. Мы учитываем часть их капитала, заработанного в украинском агробизнесе. Совокупный капитал фигурантов списка богатейших аграриев составляет $5,5 млрд. Много ли это? Сущий мизер по сравнению с капиталами агропромышленных гигантов мирового масштаба. Но уже достаточно для того, чтобы разрушить вредящие имиджу стереотипы.

Над рейтингом работали: Ирина Чухлеб, Анна Яковенко, Наталья Богута, Оксана Пирожок, Ольга Тимошенко, Виктория Бондарчук