Новини / Думки     30 жовтня 2015 18:12

Глава WSE Ukraine Андрей Дубецкий: «Украинские компании очень живучие»


Наше интервью с Андреем Дубецким, исполнительным директором представительства Варшавской фондовой биржи в Украине, проходило не в офисе и не за столиком кафе. Мы общались на сцене, сооруженной в терминале Харьковского международного аэропорта организаторами Форума Agroport 2015, перед полным залом слушателей. Agroport — инициатива основателя бизнес-группы DCH Александра Ярославского. Трехдневный форум проходит уже во второй раз, результаты первого Agroport, состоявшего год назад в тот же период — середина октября, вдохновили Ярославского. Теперь это событие будет ежегодным. Его задача — привлечь внимание зарубежных инвесторов к украинскому агробизнесу. Один из аспектов этой темы мы с Дубецким обсуждали в присутствии участников форума, пришедших послушать доклады в рамках тематических панельных дискуссий. Говорили о предпочтениях инвесторов, работающих через Варшавскую фондовую биржу, о том, надолго ли они остыли к украинским агрокомпаниям, и каким холдингам удалось отыграть падение. Это лишь небольшой перечень вопросов, которые мы обсудили. Для тех, кому не удалось поучаствовать в форуме и послушать наше выступление на сцене, мы с удовольствием перенесли нашу беседу на бумагу.

CHE_0849

Фото Игоря Чекачкова

Украинские публичные холдинги дешевеют. Особенно заметно упали, к примеру, котировки компании Milkiland. Это беглый взгляд на графики. Вы подтверждаете общий тренд?

На рынке действительно была тенденция к падению. Но в конце прошлого года тренд изменился. Компании, которые смогли адаптироваться к новым реалиям и переориентироваться на другие рынки, отыграли позиции. К примеру, производитель яиц и яичных продуктов Ovostar в середине этого года начал поставки своей продукции на европейский рынок, а также открыл для себя рынок Израиля. Аграрный холдинг «Астарта» продает кукурузу в Китай и развивает проект по соевому мясу, их цена за последние пять5 месяцев возросла на 30%. Очень хороший результат показывает группа «Кернел», акции которой за прошлый год подорожали на 125%. Компания продает масло по выгодным ценам, у нее хороший финансовый результат — инвесторы все видят и оценивают.

В первую очередь они видят то, что эти компании не опускают руки и даже в тяжелых кризисных условиях умудряются зарабатывать деньги и развиваться.

Да, они свыклись с политической и экономической реальностью. Просели все компании, и на общем фоне те игроки, которые не боятся рисковать и не занимают выжидательную позицию, особенно заметны. Акции трех перечисленных выше компаний: «Кернел», Ovostar и «Астарта», — торгуются на основной площадке Варшавской фоновой биржи. На этой площадке тренд очевиден. Что же касается альтернативной площадки New Connect, где представлены компании средних размеров, там такой динамики пока не наблюдается. Это менее ликвидный рынок. Инвесторы, которые вложились в бумаги компаний на New Connect, ждут — это игра в долгую. Хотя котировки акций компании «Агролига», представленной на альтернативной площадке, показывают незначительный рост — с 10 до 16 злотых за последний месяц.


При составлении рейтинга богатейших аграриев по версии журнала Landlord мы с коллегами с большим сожалением исключили из него основателя Milkiland Анатолия Юркевича. Крупнейший его актив в бизнесе и единственный — в агро, компания Milkiland, подешевел катастрофически. Последние два года цена акций стремительно падала — в ноябре 13-го компанию оценивали в 14 злотых за акцию, сейчас — около 2 злотых. После такого падения восстанавливаются?

Действительно, Milkiland Юркевича сильно просел. Нельзя сказать, что это на 100% их оплошность, хотя я слышал разные истории. Есть компании, которые просели в силу очевидных причин, форс-мажорных обстоятельств. Например, холдинг KSG Agro Сергея Касьянова, который потерял часть активов в Крыму. В случае с Milkiland собрался целый ком причин, которые привели к падению котировок. Начнем с того, что изначально стратегия Milkiland была сильно привязана к российскому рынку. Логично, что потеря этого рыка привела к убыткам. 2014 год компания закрывала с $70 млн убытков против $11 млн прибыли в 2013-м. Плюс нужно было выплачивать $100 млн долга, с которым они не справились. Не всякая компания выдержит груз такого количества проблем. Много зависит от скорости реакции и изначальной бизнес-стратегии. Вернусь к компании Ovostar — мне нравится этот пример — соотношение Debt к EBITDA у этой компании никогда не превышал 0.5, хотя допускается и 2.

24Акции подавляющего большинства украинских аграрных компаний котируются на Варшавской фондовой бирже. В свое время она была и более доступна, и более понятна украинскому бизнесу. Сейчас мы можем говорить, что именно через эту биржу работают наиболее лояльные к украинским компаниям инвесторы?

Руководство биржи меняется, но отношение к Украине и со стороны биржи, и со стороны работающих через нее инвесторов остается прежним. Украина — стратегический регион. В подтверждение — хотя бы тот факт, что Варшавская биржа единственная открыла свое представительство в Украине, мы активно сотрудничаем с Министерством экономического развития Украины по вопросам приватизации. Поляки понимают, что отношения с Украиной — это определенно стратегия win-win. Украинские компании растут. Нынешние сложности — это всего лишь эпизод, но игра продолжается, и инвесторы это понимают. Им интересны перспективные компании, а украинскому бизнесу нужны деньги на развитие. Плюс историческая культурная близость — польские инвесторы понимают тонкости бизнес-процессов в Украине. Можно сказать, польские инвесторы и украинские компании созданы друг для друга.

Это в случае с локальными инвесторами. Есть же еще глобальные.

Есть, и они далеко не такие сентиментальные. Эти инвесторы мыслят глобально, масштабно. Если они заходят в сектор экономики определенного региона, то очень уверенно и с большими суммами. На Варшавской бирже соотношение глобальных и локальных инвесторов составляет 50 на 50. Но по правде говоря, глобальный инвестор присутствует только в «Кернел». В других украинских компаниях преобладает польский инвестор. «Кернел» уже несколько лет, хоть и с переменным успехом, держится в рейтинге WIG 20. В этот рейтинг входят компании с высокой ликвидностью.

Холдинг «Астарта» Виктора Иванчика — одна и первых публичных агрокомпаний из Украины и первая — на Варшавской бирже. Ее акции тоже были подвержены падению. Как сейчас обстоят дела с бумагами крупнейшего в стране производителя сахара?

Котировки «Астарты» действительно падали — в 2014 году. С начала 2015-го цена на акции пошла в рост, она увеличилась примерно на 40%.

Сектор, в котором работает компания, играет роль?

Сейчас инвестора интересует не столько сектор, сколько сама по себе компания: ее история, динамика развития, корпоративная культура, роль собственника в управлении бизнесом.

На заре публичной активности украинских агрокомпаний инвесторов интересовал в первую очередь размер земельного банка, затем — финансовые показатели. Теперь на первый план вышла корпоративная культура? Так получается?

Менеджмент и эффективность бизнеса. Это ключевые моменты, ориентируясь на которые, они принимают решения. В тяжелые времена, конечно, уделяется особое внимание менеджменту, устройству компании, корпоративной культуре. Важную роль играет коммуникация. К примеру, компании «Кернел» польские медиа несколько раз делали замечания по поводу того, что миноритарии не до конца понимают стратегию компании, планы и логику принятия решений, что в свое время отражалось на цене. Так что да, корпоративная культура действительно стала существенным элементом для инвестора.

Насколько важно, чтобы собственники сейчас включались в процесс коммуникации?

Многое зависит от компании, от бизнес-процесса. Где-то, возможно, необходима активность собственника, где-то достаточно ответственного менеджера. Но в трудные времена — да, участие в переговорном процессе добавляет инвесторам определенной уверенности. Они понимают, что все под контролем, что собственник делает все от него зависящее, чтобы компания без потерь пережила кризис.

Украинские бизнесмены по несколько раз в год привозят в Украину крупных инвесторов из Азии и стран Востока. То есть интерес к агробизнесу в Украине есть и деньги для инвестиций в него — тоже. Этот интерес как-то сказывается на акциях, или мы говорим о другого рода инвесторах — стратегах, которые заходят не через биржу, а через M&A и прямые инвестиции? Согласно оптимистичным прогнозам, через полтора-два года экономику ожидает рост. У вас есть прогноз относительно активизации инвесторов? Совпадает?

На мой взгляд, именно сейчас время для активизации стратегических инвесторов, прямых инвестиций. Многие бизнес-процессы вышли из режима ожидания, понемногу запускаются — пришло понимание, что конфликт, политический и экономический кризис перешли в вялотекущую стадию. Больше нельзя ждать, пока все закончится, и стоять на месте — нужно двигаться дальше. Так мыслят не только украинские бизнесмены, но и стратегические инвесторы. Они видят, какие компании проявляют живучесть, приезжают и оценивают рынок, принимают решения.

О каких инвесторах мы говорим? Кто проявляет интерес?

Я слышу разное: инвесторы из Азии, арабских стран, США. Работа со стратегическими инвесторами, которую проводят украинские бизнесмены, а в последнее время и Министерство аграрной политики и продовольствия, — очень мудрая и правильная. Успешные проекты, которые будут реализованы стратегами в Украине на нынешнем непростом этапе, послужат хорошим примером и своего рода приманкой для инвесторов в будущем, когда экономика снова будет показывать рост. Это перспектива следующих двух лет.

Текст: Дария Исакова

Фото Игоря Чекачкова

Читайте також