Земля Советов: как пережитки прошлого мешают земельному рынку

Мораторий на куплю-продажу земель сельхозназначения тормозит дальнейшее развитие украинского АПК. Это признает и правительство, и МВФ. Но чтобы запустить рынок земли, нужно предусмотреть законодательные ограничения и добиться справедливой цены на паи

0

Земельные отношения — единственный сегмент в украинской экономике за пределами госсектора, в котором сохранились рудиментарные проявления советской экономической системы. Ее основа — растворение частной собственности в коллективной.

Передав в собственность 7 млн граждан 27 млн га земли, государство продлило советский принцип в части распоряжения ею. Для любого другого актива запрет владельцу продавать свою собственность покажется абсурдным, но в случае с землей антирыночный статус‑кво находит бурную поддержку части общества. Причина в том, что мифы, которые сопровождают земельную реформу в Украине, уходят корнями в советское прошлое. Тогда слова «иностранец», «капиталист» и «рынок» носили ярко выраженный негативный, а иногда и угрожающий оттенок. Исходя из этих предпосылок, формируются основные аргументы противников снятия моратория.

Все скупят иностранцы. Этот миф невероятно живуч, хотя европейская практика не подтверждает даже теоретическую вероятность такого сценария. В странах ЕС, где рынок открыт уже свыше 10 лет, не более 10% земель принадлежит нерезидентам. Нет никаких предпосылок, указывающих на то, что в Украине было бы по‑другому. К тому же нивелировать его достаточно просто: ввести законодательный запрет на владение землей для иностранцев или лиц без гражданства. Такой запрет действует и сейчас. Но сторонники моратория предпочитают об этом не упоминать, пророча толпы богатых людей с Ближнего и Дальнего Востока, оптом скупающих украинские черноземы.

Все скупят за бесценок. Цена земли — наиболее дискуссионный и спорный элемент земельной реформы, поскольку разброс оценок колеблется от $100 до $10 000 за гектар. А применив максимально грубую формулу расчета «Цена равна 20 годовым арендным платам», мы получаем $2500 за гектар. Дать ответ на вопрос, какова справедливая стоимость украинского чернозема, может только рынок. Опыт европейских стран, запустивших рынок земли в конце 1990‑х, показывает, что вначале цена снижалась под давлением реализованного отсроченного предложения, но затем в течение пяти лет как минимум удваивалась. Поэтому основная задача при проведении земельной реформы в Украине — пройти этот период низких цен с минимальными потерями для владельцев паев.

Для этого рынок земли можно запустить поэтапно, начав с продажи части государственного земельного банка. В ходе сделок будут установлены ценовые ориентиры в каждом административном районе Украины, и к моменту полного открытия рынка земли для граждан понятие «цена земли» уже не будет абстрактным. Цена земли — производная от возможности делать на ней бизнес. Поэтому качество инвестиционного климата, прозрачность судебной системы, геополитическая стабильность также влияют на ценообразование.

Все скупят против воли владельцев паев. Этот аргумент не выдерживает никакой критики. Продажа земли не обязанность, а лишь возвращение конституционного права крестьянам. Согласно социологическим исследованиям, на момент открытия рынка не более 15% владельцев паев готовы будут их продать. Чаще всего это наследники, живущие в городах и никак не связанные с сельским хозяйством. Но даже если говорить о типичном владельце пая — проживающем в селе пенсионере, которого, как правило, политики подразумевают и рвутся защитить мораторием, то и для него пай — это не синоним «место жительства». Паи расположены на части бывшего колхозного поля и самостоятельно владельцем не обрабатываются.

В земельных отношениях мы движемся от социализма к капитализму уже 27 лет. За это время украинский АПК превратился из отрасли‑аутсайдера во флагмана экономики, который обеспечил в прошлом году 12% ВВП и треть валютной выручки. Но произошло это не благодаря, а вопреки ограничениям права собственности на землю. Мораторий обусловил формирование в АПК нездоровых тенденций, таких как появление агрохолдингов, превалирование в растениеводстве культур с простейшим цик­лом производства, сырьевую структуру экспорта. Еще больший вред нанесен социальной сфере — сельское население выживает за счет мизерной аренды и ведения натурального хозяйства, сокращаясь при этом на 60% быстрее, чем в городе. Теперь важно выйти на квалифицированные, взвешенные экономические решения, а не утонуть очередной раз в мифах эпохи СССР.

Оставьте ваш комментарий