Видимость очень плохая, ветер, не прекращаясь ни на минуту, поднимает в воздух тонны песка. Cотни тысяч песчинок то срываются, словно золотой дождь, с гребня дюны, то накрывают меня, как морская волна. Вокруг царит настоящая песчаная мгла, за которой не видно ни неба, ни солнца! Я нахожусь в Сахаре при рождении легендарного ветра сирокко. Уникальное природное явление — песчаные бури — здесь можно наблюдать в ноябре и марте.


Эти облака из песка сирокко понесет из пустыни через Средиземное море и распылит их золотистым дождем над Италией, Францией и Хорватией. У этих песчинок свой долгий путь, а у меня — свой, но прежде чем они долетят до Европы, а я вернусь в Украину, им и мне предстоит путешествие по удивительной провинции «Африка».

Планета Татуин

Нам не было страшно в Сахаре, наоборот — очень интересно; ведь, несмотря на тучи песка, мы продвигались по барханам размеренно, не спеша, в составе небольшого каравана кораблей пустыни — верблюдов. Такие удивительные аттракционы для туристов организуются ежедневно из небольшого тунисского городка Дуза. Именно в нем находятся огромные ворота, за которыми простирается бескрайнее и дикое царство самой великой пустыни на Земле — Сахары. Такое путешествие на верблюдах по дюнам, да еще и во время сирокко, любому запомнится на всю жизнь. Уверен, что Сахара очарует каждого, кем бы он ни был по роду занятий. В ее выразительных формах есть что‑то таинственное, действующее на воображение каждого. Древние арабы называли такие земли «Ас‑Сахра», что в переводе означает «пустынная местность» или «пустынный край». Вот откуда получила свое название Сахара — величайшая пустыня на земле. Итак, мы, довольные и веселые, с ног до головы припорошенные песком, словно побывали в песчаном душе, но зато с запасом ярких впечатлений, пересаживаемся с верблюдов в автомобиль. Наше путешествие по Тунису продолжается.4df226f8ced2f

Мы отправились вдоль северного берега соленого озера Шотт‑эль‑Джерид. Этот огромный солончак находится на юго‑западе Туниса. После сезона дождей озеро покрыто толстой соляной коркой, а в сухой сезон его границы можно назвать символическими. Название озера — Эль‑Джерид — в переводе означает «пальмовое опахало». Это объясняется тем, что на его северо‑западном берегу расположен огромный пальмовый массив, в котором произрастает более полутора миллионов финиковых пальм. Где вода, там и жизнь: небольшой городок Тозер питает 200 подземных источников — некоторые из них лечебные. Это настоящий оазис в пустыне. Я бы сказал, что мы попали в финиковый рай.

В сорока минутах езды от Тозера расположена знаменитая местность. Называется она Унгежмен — «шея верблюда». Именно здесь Джордж Лукас снимал эпизод из «Звездных войн». Так посреди пустыни появился настоящий город планеты Татуин.

У троглодитов столы накрыты

Со временем дюны переходят в каменистую местность под названием Матмата. Здесь, на безжизненных холмах, до сих пор обитает удивительное племя. Римляне считали, что благодаря этому загадочному народу был открыт замечательной красоты камень — топаз. Римский историк Плиний, ссылаясь на ученого африканского царя Юбу, пересказывал легенду: «Говорят, что однажды племя ужасных троглодитов в поисках пищи стало выкапывать корни диких трав и случайно открыло прекрасный камень, похожий на застывшую слезу».

Мы останавливаемся у одной из обжитых пещер и робко выходим из машины. У входа нас встречает радушная смуглая женщина. Она искренне улыбается нам и вежливо приглашает пройти в пещеру. Я первым идти не хочу, вдруг там уже кипит котел, и нас ждут к обеду ужасно голодные троглодиты! Но вот заканчивается пятиметровый подземный туннель — и я во внутреннем дворике, больше похожем на дно огромного колодца. Вроде бы из наших никого не съели, значит, можно расслабиться. Яркий солнечный свет проникает сверху, в разные стороны расходятся подземные комнатки‑ответвления. Кстати, когда‑то троглодиты населяли не только территорию Туниса, но и Эфиопию, Мали и другие страны. «Троглодитизм» в древние времена означал вовсе не обжорство, а строительство пещер для проживания и был распространен по всему миру. До сих пор в Турции, в Каппадокии, некоторые люди живут в пещерах и считают себя потомками троглодитов.
Тунисские троглодиты унаследовали эту привычку проживания в пещерах от своих предков — древнего племени берберов, населявших эти территории около полутора тысяч лет назад. Их удивительные жилища выдолблены в меловых гротах и практически незаметны. Они длительное время служили матматским берберам надежным убежищем от разных завоевателей. Жилищный кризис троглодитам не страшен: в окрестностях Матматы находится 900 пещер, в которых проживают всего 3000 человек.

Гостеприимная хозяйка, как и в древние времена, многое делает своими руками: каменными жерновами перемалывает зерно, замешивает тесто и в большом глиняном горшке, на огне, печет лепешки. И просит нас отведать их с медом и чаем. Мы не отказываемся, жуем и пьем чай, а я смотрю на эту картину и вспоминаю детство. Мне смешно — с таким питанием троглодитами в нашем понимании они никак быть не могут. Еда у пещерных жителей скромная и очень простая.

002_1817576_originalПотом, для сравнения, мы зашли в другую пещеру. Быт троглодитов очень напоминает сельский. Семьи побогаче обзаводятся холодильниками, телевизорами, спутниковыми антеннами и даже водопроводом, за который платят по счетчику. Таким образом, троглодиты чувствуют себя вполне комфортно, особенно знойным летом, когда пещера дарит желанную прохладу. Для многих такой образ жизни даже доходен, так как деньги привозят туристы.

На арене гладиаторов

Дальше мимо нескончаемых оливковых плантаций мы направились в небольшой город Эль‑Джем. Когда‑то он был крупнейшим городом Африканской провинции. Известно, что его первыми жителями были берберы, а сам Эль‑Джем назывался Тисдр. В III веке под владычеством римлян город достиг расцвета. В то время здесь производили лучшее в стране оливковое масло. Но масло маслом, а именно римлянам современный Эль‑Джем обязан появлением Колизея, третьего по величине в мире. В отличие от римского, да и всех остальных, он лучший по степени сохранности. В длину Колизей достигает 138 м, в ширину — 114 м. Такая громадина вмещала в себя 35 000–40 000 зрителей. Даже сейчас его высота впечатляет.

В 900 пещерах в окрестностях матматы  живут 3000 человек

Сколько с тех пор прошло времени, а Колизей и поныне самое высокое здание во всем городе. Его построили римляне, чтобы убедить берберов, что Рим не пришел в упадок. Так сказать, пыль в глаза пустили, и это им удалось. Что чувствовали древние берберы при виде этого колосса? Я не знаю. Наверное, трепет и еще раз трепет?! Прохожу под огромными сводчатыми галереями и по ступеням поднимаюсь к посадочным местам. Вокруг — мир безмолвного камня, хранящего память о жестоких гладиаторских боях и растерзанных животными телах рабов. Как вы понимаете, в сложные для Римской империи времена, чтобы отвлечь народ от насущных проблем, требовалось немногое: хлеба и зрелищ. Я не стану проводить аналогии с современностью.

Для полного погружения в античную атмосферу стоит посетить подземную часть Эль‑Джема. Здесь содержались гладиаторы, рабы и звери. Отсюда же их на специальных подъемниках доставляли на сцену. Петляю по темным коридорам и вспоминаю одну из рассказанных мне легенд о том, что Эль‑Джем был связан подземным тоннелем с катакомбами в Суссе, по которым мог пройти слон. Я останавливаюсь перед выходом на арену, смотрю — все кажется таким знакомым. Точно, это я уже где‑то видел. Но где? Ну, конечно же, это та самая арена знаменитых боев из фильма «Гладиатор» Стивена Спилберга. Как же мне не хочется уходить отсюда, я жду, что на арене вот‑вот появится непобедимый Максимус.

Сусс и Монастир — европейская Африка

Следующей нашей остановкой стал курортный город Монастир. Как ни странно, в его названии чувствуется сильное влияние христианства. Дело в том, что в V веке византийцы возвели здесь мощную крепость для защиты торгового порта. Гарнизон составляли воины‑монахи, которых называли словом греческого происхождения — «монастэр». Отсюда и название города. О последовавшем затем арабском периоде истории в Монастире до сих пор напоминает старинная крепость Рибат и Медина — средневековый арабский город с крепостной стеной, торговыми рядами, базарами, кафе и ресторанами.

Монастир считается историческим и культурным центром Туниса. Одна из его главных достопримечательностей — мощная крепость Рибат, построенная арабами в VIII веке. Говорят, с высоты ее стен открывается впечатляющая панорама города и песчаных пляжей. С другой стороны крепости хорошо просматривается большое священное кладбище Куббу. Быть похороненным на нем для тунисцев считается большой честью. На этом кладбище находится мечеть имама — мусульманского священнослужителя XII века Сиди Али эль‑Мезери. Об этой мечети ходит много легенд. Говорят, что побывавший здесь больной ребенок обязательно исцелится. Параллельно мечети и кладбищу расположена центральная площадь Монастира, а вдалеке возвышается величественный и очень красивый мавзолей первого президента Туниса — Хабиба Бургибы. Надо заметить, что попасть сюда постоянно стремится огромное количество туристов. С первого взгляда сложно представить, что это мавзолей. Скорее, здание похоже на роскошный дворец. А что можно предположить, когда видишь перед собой огромный золоченый купол, стены из резного камня, украшенного кораллами и голубой керамикой, резные арки, мрамор под ногами, два высоких минарета, тоже из мрамора? Сам мавзолей зеленого цвета, с одним большим золотым куполом и с тремя куполами поменьше. Их возвели в честь первой жены президента, его матери и отца, которые тоже покоятся здесь. Не удивительно, что мавзолей Бургибы и крепость Рибат послужили декорациями для многочисленных фильмов, таких как «Анжелика и султан», «Иисус из Назарета» с Клаудией Кардинале (кстати, уроженкой Туниса), «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега» с Харрисоном Фордом. Глядя на все это, не сразу понимаешь, почему Монастир такой помпезный. Оказывается, это родной город президента Туниса Хабиба Бургиба. В общем, как вы понимаете, Монастир строился с размахом и «на вырост».

Мавзолей Бургибы и крепость Рибат стали декорациями ко многим фильмам

Из Монастира до города Сусс рукой подать — каких‑то 15 км. За долгие годы существования Сусс неоднократно переходил из рук в руки. Финикийцы называли его Хадрумете. После разрушения Карфагена город принадлежал римлянам. Затем Сусс на короткое время захватили вандалы, им на смену пришли византийцы, потом арабы. В XII веке в город пришли норманны, в XVI — испанцы, а в XVIII — французы. Во время Второй мировой войны этот стратегически значимый порт неоднократно бомбили, однако город пережил все и в настоящее время прекрасно себя чувствует.

Смотришь на него и кажется, что здесь все сплелось воедино: вся прелесть Востока, со старой Мединой и местным колоритом, и комфорт европейского уровня, с бутиками, изысканными отелями, ресторанами и ночными клубами. Меня так и тянет прогуляться по Медине Сусса. И вот я среди пестрых восточных лавок. Через пять минут голова начинает кружиться от восточного разнообразия. Неожиданно передо мной вырастает Великая мечеть. Крепости–храмы и монастыри я видел часто, а вот крепость‑мечеть — впервые! Изначально она имела две отдельно стоящие боевые башни, охранявшие вход в морскую гавань. Мощные, оснащенные бойницами, стены двора мечети с трех сторон украшены высокими полукруглыми арками, а арки стен — сложным узором. Купола же на минаретах были достроены гораздо позже.

Карфаген — значит «новый город»

Слабость к парусам и яхтам, наверное, передавалась в Тунисе из поколения в поколение. Ведь когда‑то у этих берегов появился легендарный морской народ — финикийцы. Считают, что впервые Африканский материк обогнули корабли финикийского мореплавателя Ганнона. Такие плавания позволяли финикийцам основывать новые колонии. Уже в XII веке до н. э. финикийцы основали на территории современного Туниса такие города, как Утика, Гиппон, Хадрумет, Лептис. Но всех их в своем величии превзошел Карфаген. В переводе с финикийского слово «Карфаген» означает «Новый». Но какой же он, простите меня, «новый», если город возник в далеком 750 году до н. э.? Разгадка — в древней легенде, согласно которой Карфаген основала царица Дидона, бежавшая из города Тира после того, как ее брат, могущественный царь, убил ее мужа, чтобы завладеть его богатством. Местные берберы разрешили царице занять столько земли, сколько покроет одна бычья шкура. Дидона пошла на хитрость: разрезав шкуру на узкие ремни и сшив их за ночь, она смогла огородить большое поле.

csm_Petra_xxxxxxxxx_i111895_04_61e614a76e

 

Но прежде чем прикоснуться к этой удивительной истории, мы оказались на окраине столицы Туниса в бело–голубом городке Сиди‑Бу‑Саиде. Источники связывают историю названия андалузской деревни Сиди‑Бу‑Саид, расположившейся на горе Эль Манар, с паломником по имени Абу Саид Эль Беджи. Возвращаясь из Мекки, он был поражен красотой этого места и остался здесь жить. На протяжении многих лет он вкладывал душу и огромные деньги в строительство деревни. Виртуозно изогнутые мощеные улочки на фоне бело‑голубых домов в арабо‑андалузском стиле, с массивными коваными дверьми, с огромными кактусами и апельсиновыми деревьями, растущими прямо на тротуарах, — это и есть знаменитый бело‑голубой город! Когда‑то здесь закончился последний, Восьмой крестовый поход. В 1270 году король Франции Людовик IX привел сюда войска крестоносцев. Но из‑за эпидемии умер сначала сын Людовика Тристан, а затем и сам король. Вскоре после кончины короля, по настоянию всей Европы, папа римский Бонифаций VIII объявил Людовика IX святым и канонизировал его. В Сиди‑Бу‑Саиде верят в Святого Людовика. По легенде, святой Луи не умер на холмах Бирсы, а покинул французскую армию, женился на берберской девушке и стал местным святым — тем самым Бу Саидом! Он прославился как исцеляющий ревматизм и гипнотизирующий скорпионов.

Корсары сделали Сиди‑Бу‑Саид своим символом, центром антихристианского пиратства с целью защиты побережья от крестоносцев. Несмотря на то что Чарльз V в XVI веке держал здесь испанский гарнизон, в котором служили предки Сервантеса, автора «Дон Кихота», христианам доступ в этот город до 1820 года был закрыт. Можно сказать, что именно с этой даты он и стал одной из главных туристических Мекк Туниса.

Гуляя по городу, стоит дойти до открытого кафе «Натт», выпить чашечку мятного чая с кедровыми орешками, посидеть и полюбоваться захватывающей панорамой, ведь отсюда открывается великолепный вид на бухту и побережье. Сиди‑Бу‑Саид — одно из самых красивых мест в Тунисе, которое облюбовали художники, писатели, люди современной богемы, а также романтики и влюбленные.

И вот я снова на берегу Средизем­ного моря — здесь сердце Туниса. Прогуливаюсь по величественным древним руинам Карфагена, но осмотреть все невозможно. В III веке до н. э. в Карфагене уже проживало около 700 000 человек. Тройные крепостные стены окружали город. Но теперь мы видим лишь его части; кое‑где идут раскопки, некоторые руины находятся на территории президентской резиденции, а все остальное разбросано на огромной территории. Возможно, когда‑то к этим остаткам колонн прикасался знаменитый полководец Ганнибал? Римляне не пощадили его город, оставив нам только эти величественные руины. Они не простили ему походов на Рим. Но Карфаген снова жив — теперь это новый современный город под названием Тунис.

Залиште коментарій

Please enter your comment!
Please enter your name here