В один из жарких летних дней 2000 года одесский бизнесмен Роберт Гулиев обедал с другом в венском «Гранд Отеле». Пили известное бургундское вино. Кто-то из присутствующих предложил попробовать выдержанное австрийское шардоне. «Я долго отказывался, не верил, что может быть вино лучше французского, — вспоминает Гулиев. — Попробовал только из уважения к другу. У меня просто мурашки по коже побежали: оказывается, вина делают не только во Франции». Тогда Гулиев и принял решение делать авторское вино в Украине.

Традиция давать вину собственное имя несколько столетий существует во Франции и Италии. Но в нашей стране до Гулиева никто из виноделов не решался указывать свое имя на бутылках. «В мире не слишком доверяют вину, на бутылке которого не пишут имя автора. Это столовое вино», — объясняет Роберт.

IMG_6364
«В мире не слишком доверяют вину, на бутылке которого не пишут имя автора. Это столовое вино», — объясняет Роберт

Ход оказался удачным — покупатели заметили и выделили его вино. В 2014-м компания Гулиева «Одессавинпром» выпустила около 4 млн бутылок шампанского «Французский бульвар» и 2 млн бутылок «Вин Гулиевых». Конечно, объемы производства авторского вина гораздо ниже показателей гигантов индустрии, которые выпускают продукцию масс-маркет. К примеру, компания «Инкерман» Валерия Шамотия в год производит более 40 млн бутылок вина. Главное отличие — авторское вино Гулиев делает только из собственных виноматериалов. Для этого у компании высажено 2500 га виноградников в Одесской области. В этом году «Одессавинпром» увеличила объемы производства в 2,5 раза. Сразу несколько компаний стали разливать свою продукцию на заводах Гулиевых, в том числе «Баядера», «Олимп», «Инкерман». Сейчас «Одессавинпром» производит около 50 наименований игристых и тихих вин, а также бренди. В рейтинге Landlord компания «Одессавинпром» с оборотом 173 млн гривен занимает 21-е место. Пообщавшись с Гулиевым, LL обнаружил пять особенностей авторского виноделия по-украински.

№1. Дело семейное

Предки Роберта родом из Грузии, где вино всегда было частью культуры. Прадед Гулиева работал бухгалтером в одном из хозяйств, выращивающих виноград. Его сын решил сам заняться производством вина и разбил виноградник в окрестностях города Телави. «Разве мог мой отец Рубен Гулиев пойти иным путем?» — говорит Роберт.

В Украину выпускник Кутаисского института южных культур Рубен Гулиев попал в начале 1950-х. Всего за несколько лет агроном одного из винсовхозов в Одесской области стал руководителем Одесского винтреста. Кстати, своим нынешним мощным винодельческим потенциалом Одесская область обязана Рубену Гулиеву. Во время борьбы с алкоголизмом, которую правительство СССР активно вело в середине 1980-х, руководитель винтреста не позволил вырубить виноградники, как это произошло со многими лозами в Крыму и Молдове. «Хитрил, юлил, получил строгий выговор по партийной линии, его хотели исключить из партии. Даже в газете «Правда» фельетон написали», — рассказывает Роберт. Сейчас в Одесской области находится 70% виноградников Украины.

IMG_6365
Гулиев: «Я вырос на виноградниках»

А вот своих сыновей — Шоту и Роберта — Рубен Гулиев видел военными. После школы Роберт стал курсантом Одесского артиллерийского училища. «Тогда виноделие считалось достаточно сложной профессией, — объясняет Роберт. — И отец не хотел, чтобы я проходил тот же путь». Но вскоре гены взяли свое — через три года Гулиев стал студентом Одесского технологического института. «Я вырос на виноградниках», — объясняет Гулиев.

Первым местом работы молодого винодела стал Одесский коньячный завод (ОКЗ). После развала Советского Союза ОКЗ был приватизирован. Гулиев занял должность председателя правления. В 1997-м предприятие запустило производство коньяков под торговой маркой «Шустов». Технологию производства, оборудование и виноград Гулиев привез из Франции.

«С Робертом мы познакомились в 1998 году в Париже, когда он искал оборудование для своего предприятия, — рассказывает владелец компании по производству технологий дистилляции Ришар Прюло. — Гулиева интересовало буквально все: от выращивания винограда до выдержки коньяков». В 2000-м одесский завод был крупнейшим в Украине по объемам производства коньяка (900 000 дал в год) с долей рынка 57%. Пришло время покорить новую вершину — заняться производством собственного вина.

№2. Авторское вино

Гулиев начал с того, что завез из Франции саженцы винограда. Выбирал только те сорта, которым подходили климатические условия Одесской области: «шардоне», «каберне», «мерло», «совиньон». «Я много ездил, смотрел, как работают виноделы во Франции, в ЮАР», — рассказывает Гулиев. Однажды в Венгрии друг познакомил Гулиева с местным виноделом Тибором Галлом. Тот учился в Италии, а на своем небольшом заводе производил сухие вина в стиле «Антинори». «Галл очень здорово продвинул меня в вопросах технологий современного виноделия, — вспоминает Гулиев. — Не побоялся раскрыть мне все секреты». Главный технолог Гулиева Юрий Ткаченко и вовсе прожил у Галла несколько месяцев. Все новые способы приготовления вин он почерпнул у Галла. В том числе узнал нюансы их выдержки в дубовой бочке.

IMG_6348В 2006 году, когда виноградники стали давать достаточно ягод, в Саратском районе Гулиев построил новый винзавод. «Вместе с 1500 га виноградников новое производство обошлось нам примерно в $10 млн», — отмечает бизнесмен. Предприятие сразу вышло на проектную мощность — более миллиона декалитров виноматериалов в год. Все виноматериалы для «Вин Гулиевых» винодел до сих пор дегустирует лично — в этом вопросе он никому не доверяет. По его словам, секрет хорошего вина — делать то, что нравится тебе самому. «Я люблю вино, — говорит он. — Каждый день за обедом выпиваю два бокала своего вина. Другие лишь дегустируют, чтобы быть в курсе профессиональных и потребительских трендов». «Роберт всегда старается философию своей жизни перенести на философию своего бизнеса, — рассказывает одесский ресторатор, владелец компании «Реста» Савелий Либкин. — Я участвовал в слепой дегустации. Его вино не уступает итальянским и французским образцам».

№3. Украинский подход к бизнесу

Оборудование для коньячных и винных предприятий Гулиев искал во Франции. Чтобы произвести впечатление на партнеров, он водил их в лучшие рестораны. «Роберт — гурман, он способен оценить хорошую еду», — отмечает Либкин. Расчет винодела оказался правильным: французы по достоинству оценили изысканный ужин. «Нужный мне аппарат я в итоге купил втрое дешевле первоначальной цены», — улыбается Гулиев. В родной Одессе бизнесмен нашел другой способ очаровывать партнеров — купил английскую моторную яхту. И все встречи стал проводить на ней. Гулиев даже получил удостоверение капитана маломерного судна, чтобы самому управлять яхтой. «Это производило сильное впечатление на гостей», — смеется Гулиев. Винодельческий бизнес развивался. В 2007 году на авторское вино Гулиевых уже приходилось около 5% от общего объема производства компании. Основную выручку по-прежнему давали продажи коньяка. С объемами производства около 700 000 дал в год ОКЗ оставался лидером рынка. Одним из дистрибьюторов бренда «Шустов» был торговый дом «Мегаполис», принадлежащий основателю компании Global Spirits Евгению Черняку. Он давно интересовался коньячным заводом, и, наконец, в 2008-м стал его владельцем. «Когда мы проворачивали сделку стоимостью $96 млн, все держалось на честном слове Роберта и моем честном слове. С тех пор мы дружим», — рассказывает Черняк.

Зачем Гулиев продал успешный бизнес? «Я предчувствовал кризис», — объясняет он. Конкуренция в сегменте производства коньяков усиливалась. К тому же на пятки производителям стали наступать ботлеры. Эти компании привозили дешевые спирты из Грузии и Азербайджана. Конкурировать с ними становилось все сложнее.

№4. Ближе к делу

Черняк стал владельцем ОКЗ, а Гулиев — свободным человеком, который решил уйти в бессрочный отпуск. Тем более что остальной бизнес он оставил в надежных руках отца и брата Шоты. Роберт много путешествовал: Франция, Италия, Швейцария, Австрия, Греция. Посетил множество производств вин и коньяков. «В течение этих двух лет я позволил себе почувствовать, что такое безделье, — говорит Гулиев. — Это были самые сложные годы в моей жизни».

Но однажды в дверь Гулиева позвонили. На пороге стоял отец. «Ты в курсе, что у твоего брата проблемы? Ты что, газеты не читаешь?», — негодовал он. Так в 2010 году Роберт вернулся в бизнес. Соскучившись без дела, он с головой окунулся в работу. Инвестировал 4 млн евро в строительство нового завода по переработке винограда, купил современную линию розлива игристых вин.

IMG_6326
Роберт Гулиев и главный редактор LANDLORD Ирина Чухлеб

Интеллигентный, любящий пошутить Гулиев на самом деле жесткий менеджер, который все предпочитает контролировать. «У нас демократия на уровне обсуждения, и очень строгий подход к исполнению, — констатирует директор по развитию «Одессавинпром» Юлия Комарова. — Но когда решение принято, то из точки А в точку Б мы идем очень быстро». «Роберт может показаться демократичным, но бизнес он ведет достаточно жестко, — подчеркивает Либкин. — Он лидер». Последнее слово в семейном бизнесе — за Робертом. «Я больше всех за это заплатил, — говорит Гулиев. — Поэтому сейчас вся ответственность на моих плечах». Он отвечает за стратегию, финансы и технологические решения. Шота больше занимается административной работой. Отец — председатель наблюдательного совета. «Он понимает, что новые условия сильно отличаются от прежних», — поясняет Гулиев. «Роберту невозможно навязать мнение, он не поддается влиянию, здравый расчет у него всегда на первом месте», — рассказывает владелец компании «Таврия В» Борис Музалев. Гулиев вникает во все нюансы работы компании: по-прежнему сам дегустирует виноматериалы, которые привозят на заводы, каждый день проверяет финансы. Бюджет «Одессавинпром» расписан до копейки. Изменить его может только совет директоров. «Сейчас не время быть расточительным, — уверяет Гулиев. — Поэтому без оптимизации расходов не выжить».

№5. Разумный баланс

Для виноделов 2014 год выдался сложным: по данным Госстата, производство тихих вин упало на 38%, а игристых — на 25%. Мощными ударами по украинским виноделам стала потеря одного из основных виноградарских регионов страны — Крыма, и девальвация гривны. К примеру, только из-за скачков курса компания «Одессавинпром» потеряла около 4,5 млн гривен. Увеличивать производство авторского вина Гулиев не собирается. «Мы делаем ровно столько, на сколько хватает собственных виноматериалов», — говорит он. Но виноделие — это все-таки бизнес. Гулиев определил, как, не поступаясь принципами, заработать больше денег. В 2014-м он начал производить тихие и игристые вина для других компаний. «После аннексии Крыма я позвонил крымским виноделам и предложил свои услуги по производству шампанского», — делится Гулиев. Сейчас он выпускает продукт для таких гигантов индустрии, как «Инкерман», «Баядера», «Олимп». «Мы пошли во все тяжкие, работаем в две смены», — рассказывает Гулиев.

Винодел планирует в 2016 году разлить 15 млн бутылок шампанского и 6 млн бутылок вина, тогда как ранее компания делала максимум 5 млн. Почему крупнейшие игроки выбрали Гулиева? Партнеры уверяют, что работать с ним легко, он слышит собеседника — если бизнес-идея понятна, то с ним можно быстро договориться. «Он делает для нас вино «Фризантино», — рассказывает Либкин. — По телефону я объяснил Роберту, что мне нужно, — и буквально через месяц получил отличный напиток».

Бизнес Гулиевых по-настоящему семейный. Племянник Роберта уже работает в компании. Но давить на наследников Гулиевы не хотят, оставляя им право выбора. «Наши дети говорят на трех-четырех языках и могут быть востребованы в разных сферах, — не сомневается Роберт. — Надеюсь, кто-то из них захочет продолжить семейное дело. Гены — эффективные воспитатели».

Фото: Александр Беспалый

Оставьте ваш комментарий